Договор не может противоречить законодательству статья - ITAKINFO.RU

Договор не может противоречить законодательству статья

Статья 16. Недействительность условий договора, ущемляющих права потребителя

1. Условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у него возникли убытки, они подлежат возмещению изготовителем (исполнителем, продавцом) в полном объеме.

2. Запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг). Убытки, причиненные потребителю вследствие нарушения его права на свободный выбор товаров (работ, услуг), возмещаются продавцом (исполнителем) в полном объеме.

Запрещается обусловливать удовлетворение требований потребителей, предъявляемых в течение гарантийного срока, условиями, не связанными с недостатками товаров (работ, услуг).

3. Продавец (исполнитель) не вправе без согласия потребителя выполнять дополнительные работы, услуги за плату. Потребитель вправе отказаться от оплаты таких работ (услуг), а если они оплачены, потребитель вправе потребовать от продавца (исполнителя) возврата уплаченной суммы. Согласие потребителя на выполнение дополнительных работ, услуг за плату оформляется продавцом (исполнителем) в письменной форме, если иное не предусмотрено федеральным законом.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 16 ЗоЗПП

1. В целом комментируемая норма по своему смыслу близка к содержанию статьи 168 ГК, устанавливающей, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна. Однако в данном случае сфера применения Закона все-таки шире. Многие нормы носят диспозитивный характер и предполагают при заключении сделки как предоставление субъектам права определенных прав, так и возможность данные права ограничить соглашением участников этой сделки.

Например, в соответствии со статьей 464 ГК в случае, когда принадлежности или документы, относящиеся к товару, не переданы продавцом в разумный срок, назначенный покупателем, последний вправе отказаться от товара, если иное не предусмотрено договором.

Как видно, общая норма Гражданского кодекса допускает заключение сторонами соглашения, ограничивающего право покупателя отказаться от товара, однако комментируемая норма признает такое соглашение недействительным, поскольку оно явно может ущемить права потребителя, как в части использования товара, так и в части предъявления требований в отношении недостатков товара или возмещения вреда, причиненного этими недостатками.

Если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у него возникли убытки, они подлежат возмещению изготовителем (исполнителем, продавцом) в полном объеме.

В данном случае законодатель исходил из презумпции отсутствия у потребителя специальных познаний, а именно юридических. Потребитель, не имеющий достаточных познаний в области защиты прав потребителей, скорее всего, не будет сознавать, что некоторые условия заключенного им договора недействительны потому, что ущемляют его права. Кроме того, следует помнить, что в соответствии с пунктом 2 статьи 9 ГК отказ граждан от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом.

2. Одним из самых распространенных нарушений прав потребителя является навязывание в той или иной форме приобретения различных товаров и услуг. Иногда продавцы или исполнители просто отказывают в заключении договора с потребителем, не желающим приобрести вместе с необходимым ему товаром, работой или услугой нечто дополнительное. В этом случае помимо нарушения комментируемой нормы нарушается также статья 426 ГК, устанавливающая, что коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения публичного договора, кроме случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами. В других случаях условия договора предусматривают предоставление потребителю тех или иных преимуществ в случае приобретения им дополнительных товаров, работ или услуг, либо, наоборот, условия договора предусматривают лишение тех или иных благ для тех потребителей, которые откажутся от приобретения дополнительных опций.

Все подобные условия договоров являются недействительными и при исполнении договоров либо при разрешении споров учитываться не могут.

Бывают и более сложные ситуации, когда продавец продает набор товаров, работ или услуг либо когда какие-то товары интегрированы друг в друга. В этих случаях необходим дифференцированный подход к оценке действий продавца или исполнителя.

Если изготовитель создал набор товаров, взаимодополняющих друг друга (например, набор мебели), и продавец предложил данный набор к продаже в том же виде, как и приобрел его, то в действиях продавца не будет нарушения комментируемой нормы, поскольку товаром в данном случае будет являться именно набор предметов, а не каждый предмет в отдельности.

Не будет нарушения и в том случае, если несколько однотипных предметов объединены упаковкой, предназначенной не для транспортировки и перемещения товара на складе, а для использования потребителем. В первом случае упаковка содержит минимум информации о товаре (или вообще ее не содержит), а также элементов оформления, объединяет в себе большое количество предметов, предназначенных к продаже, и обычно не очень удобна к переноске в одной руке. Во втором случае упаковка содержит, как правило, не меньшее количество информации о товаре, чем один из предметов, входящих в нее, красочно оформлена и удобна для переноски в одной руке, обычно такие упаковки не содержат в себе большое количество предметов. Если же продавец предлагает потребителям приобретать определенные товары только по несколько штук или в большом количестве (мелкий опт), его действия будут противоречить Закону.

В настоящее время актуальной становится проблема приобретения товаров, использование которых не предполагается изготовителем без заключения договора об оказании услуг. Ярким примером такой ситуации является распространение мобильного устройства под названием «iFon». Компания, производящая его, «Apple», распространяет данный товар только в тех странах, в которых ей удается заключить контракты с операторами мобильной связи, по условиям которых «Apple» получает определенную долю от оплаты услуг, оказываемых данными операторами потребителям, купившим «iFon» вместе с контрактом. Следует сказать, что на сегодняшний день официальные поставки этого товара осуществляются в небольшое количество стран, во многих странах не удалось достичь соглашения с операторами, а в других — заключать подобные сделки запрещает местное законодательство.

К числу последних относится и Российская Федерация, комментируемая норма помимо прочего запрещает продавать товары только при условии заключения договора возмездного оказания услуг (в данном случае — услуг связи). Кроме того, в соответствии со статьей 32 Закона потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору. Это означает, что даже если бы потребитель и приобрел товар с контрактом определенного оператора мобильной связи, он в любой момент мог бы расторгнуть его.

По указанным выше причинам такие товары как «iFon» не могут продаваться на тех условиях, которые выдвигают их производители в других странах.

Закон запрещает обуславливать удовлетворение требований потребителей, предъявляемых в течение гарантийного срока, условиями, не связанными с недостатками товаров (работ, услуг).

Очень часто исполнение гарантийных обязательств привязывается к приобретению определенных товаров, работ или услуг, не являющихся предметом договора. Нередко в договорах, заключенных с потребителями, или в гарантийных талонах, изготовленных производителями товаров, указывается целый перечень причин, по которым потребителю может быть отказано в удовлетворении его требований в рамках гарантии качества: отсутствие пломб, непрохождение технического обслуживания в определенном сервисе, приобретение дополнительных комплектующих у третьих лиц и т.д. Следует признать, что почти всегда подобные условия являются ничтожными.

Дело в том, что нормы Закона устанавливают определенные обязанности продавцов, изготовителей и уполномоченных лиц только в зависимости от того, обнаружен недостаток в пределах гарантийного срока или нет. Если недостаток обнаружен в пределах действия гарантийного срока, Закон устанавливает обязанность указанных лиц либо удовлетворить требования потребителя, либо доказать, что они возникли после передачи товара (работы, услуги) потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования (работы, услуги), хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы (п. 6 ст. 18 и п. 4 ст. 29 Закона). Как видно, возникновение данных обязанностей не зависит от воли сторон и не может быть предметом соглашения (договора) или односторонней сделки (установления изготовителем гарантийного срока), поскольку указанные отношения регулируются императивными нормами закона.

В указанных выше примерах неисполнение требований договора или гарантийного талона не приведет к изменению объема обязательств продавца, исполнителя, изготовителя или уполномоченного лица, но могут повлиять на возможность доказывания вины потребителя в возникновении недостатка. Отсутствие пломб само по себе не говорит о том, что потребитель вскрывал товар, что-то делал с его содержимым и вследствие этих действий возник недостаток. Но если экспертизой будет установлено, что товар пришел в негодность вследствие механического повреждения его внутренних частей, то тот факт, что на момент передачи товара продавцу или изготовителю товар не имел пломб, может свидетельствовать в пользу версии вины потребителя в возникновении недостатка.

Требование об обслуживании товара или приобретении дополнительных комплектующих у определенных лиц может и должно расцениваться как навязывание товаров или работ (услуг).

Также не стоит забывать, что договором можно согласовать только дополнительное обязательство продавца товара, предусмотренное пунктом 7 статьи 5 Закона, но не гарантийное обязательство изготовителя, являющееся односторонней сделкой, на него договор купли-продажи вообще не распространяется.

В целом же, учитывая все нормы Закона, регулирующие возникновение и исполнение обязательств в связи с обнаружением потребителем недостатков товаров, работ или услуг, можно сделать вывод о том, что изготовитель и продавец вправе установить только продолжительность гарантийного срока (подробнее о продолжительности гарантийного срока см. комментарий к статье 5 Закона).

3. Если без выполнения дополнительных работ или услуг исполнение договора подряда или выполнения услуг невозможно либо полученный результат не будет соответствовать пожеланиям потребителя, исполнитель вправе указать на это потребителю и предложить выполнить эти услуги или работы. Но самостоятельно исполнитель не вправе делать что-либо за счет потребителя. То же самое относится и к продаже товаров, продавец не имеет права осуществлять предпродажную подготовку товара за счет потребителя. Кроме того, Постановлением Правительства РФ от 19 января 1998 г. N 55 «Об утверждении Правил продажи отдельных видов товаров, перечня товаров длительного пользования, на которые не распространяется требование покупателя о безвозмездном предоставлении ему на период ремонта или замены аналогичного товара, и перечня непродовольственных товаров надлежащего качества, не подлежащих возврату или обмену на аналогичный товар других размера, формы, габарита, фасона, расцветки или комплектации» для продавцов предусмотрена обязанность в отношении многих видов товаров до помещения их в торговый зал проведение предпродажной подготовки.

Читайте также  Какой момент может считаться основной датой документа

Признание договора недействительным. Юридическая консультация от RosCo

В каких случаях договор может быть признан недействительным? Какие последствия возникают в случае признания договора недействительным?

Недействительность договора приводит к невозможности его исполнения. А перечень оснований для признания договора недействительным содержится в параграфе 2 главы 9 ГК РФ и ст.431.1 ГК РФ.

Признание договора недействительным: основания

При наличии оснований признания сделки недействительной, ее можно оспорить. Некоторые сделки признаются ничтожными (то есть являются недействительными с момента их совершения) и не требуют судебного оспаривания.

Так, нормами гражданского законодательства выделены следующие условия для признания сделок недействительными:

  • нарушены требования закона или иного правового акта (договоры, заключенные против публичных интересов либо прав и охраняемых законом интересов третьих лиц, признаются оспоримыми) (п.2 ст.168 ГК РФ);
  • договор заключен с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (ст.169 ГК РФ);
  • договор совершен лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия (п.1 ст.170 ГК РФ);
  • договор совершен с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях (п.2 ст.170 ГК РФ);
  • договор заключен гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства (ст.171 ГК РФ);
  • договор заключен несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним) (ст.172 ГК РФ);
  • договор заключен в противоречии с целями деятельности, которые сформулированы в его учредительных документах (ст.173 ГК РФ);
  • договор заключен без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления (ст.173.1 ГК РФ);
  • превышения полномочий на совершение сделки (ст.174 ГК РФ);
  • договор, совершенный с нарушением запрета или ограничения распоряжения имуществом, вытекающих из закона, в частности, из законодательства о несостоятельности (банкротстве), договор, совершенный с нарушением запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного в судебном или ином установленном законом порядке в пользу его кредитора или иного управомоченного лица (ст.174.1 ГК РФ);
  • договор, совершенный несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, в случаях, когда такое согласие требуется (ст.175 ГК РФ);
  • договор по распоряжению имуществом, совершенный без согласия попечителя гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст.176 ГК РФ);
  • договор, совершенный гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими (ст.177 ГК РФ);
  • договор, совершенный под влиянием заблуждения, может быть признан судом недействительным по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел (ст.178 ГК РФ);
  • договор, совершенный под влиянием насилия или угрозы, обмана, а также вынуждено заключенный на крайне невыгодных условиях вследствие стечения тяжелых обстоятельств (ст.179 ГК РФ).

Досудебное урегулирование споров

Для того, чтобы оспорить заключение договора на кабальных условиях, необходимо доказать совокупность всех обстоятельств, предусмотренных п.3 ст.179 ГК РФ. Для обоснования невыгодных условий в суде нужно привести доказательства, что условия договора не соответствуют интересам компании и существенно отличаются от условий аналогичных договоров (Определение ВС РФ от 16.11.2016 г. № 305-ЭС16-9313).

Например, основаниями признания кредитного договора недействительным являются:

  • несоблюдение письменной формы (ст. 820 ГК РФ);
  • нарушение требования закона или иного правового акта;
  • недееспособность либо ограничение в дееспособности заемщика (например, кредитный договор заключен заемщиком, признанным недееспособным вследствие психического расстройства либо малолетним);
  • иные основания (например, кредитный договор заключен под влиянием обмана заемщика).

Смотрите материал, подготовленный юрисконсультом «РосКо — Консалтинг и аудит» Валерия Иванова.

Все самое интересное о налогах, праве и бухгалтерском учете от ведущей консалтинговой компании в России «РосКо».

Основные положения статьи 16 Закона о защите прав потребителей

Федеральный закон о защите прав потребителей (далее — Закон) – наиболее обширный нормативный акт, который регулирует отношения продавца, производителя и покупателя товара. В случае нарушения прав потребителей, которые утверждены Законом, ущемленная сторона может обратиться в суд для возмещения нанесенного ущерба.

Содержание и юридическое обоснование статьи

Первый пункт

Первым пунктом установлено, что условия договора между продавцом и покупателем не могут противоречить законам и правовым актам РФ. То есть закон РФ ставится выше условий договора и, если последние противоречат закону, они признаются ничтожными и необязательными к исполнению. Потребитель имеет право отказаться от заключения договора, в котором содержаться пункты, противоречащие закону, либо не исполнять указанные в таких пунктах обязательства. Если же потребитель понес дополнительные убытки вследствие выполнения условий договора, противоречащих его правам, он имеет право обратиться в суд для получения компенсации убытков от продавца и такой иск всегда будет удовлетворен. Таким образом, на любом этапе действия договора потребитель имеет право изменить те его условия, которые противоречат Закону и другим нормативный актам РФ.

Второй пункт

Пункт второй содержит положения о том, что продавец не может отказывать покупателю в приобретении товаров и услуг, если последний не приобретет дополнительные товары. Потребитель имеет право на приобретение любой имеющейся в наличии у продавца единицы товара в отдельности. Исключение составляют случаи, когда группа товаров была изготовлена производителем как самостоятельный набор и в документации значится одной единицей товара, а также когда несколько одинаковых товаров объединены одной товарной упаковкой, но не транспортировочной тарой. Отличие транспортировочной тары и товарной упаковки состоит в том, что на последней указывается обязательно не меньше информации о товаре, чем на оригинальной упаковке одного изделия, а также упаковка удобна для переноски в одной руке. Этим же пунктом запрещено также отказывать потребителю в исполнении гарантийных обязательств, если он не приобретет дополнительные услуги и товары.

Третий пункт

Третий пункт запрещает без разрешения потребителя предоставлять ему дополнительные платные услуги и продавать дополнительные товары. Так, если без дополнительных платных услуг выгода от сделки для потребителя будет неполной, продавец имеет право предупредить об этом и предложить покупателю подписать письменное согласие на оплату таких услуг. Без наличия письменного согласия, покупатель имеет право не оплачивать товар или услугу вне зависимости от того были ли они предоставлены и использованы, а если оплата уже произошла, потребовать возмещения убытков в полном объеме.

Применение статьи в судебной практике

Во всех случаях, когда продавцом нарушены обусловленные Законом и нормативными актами обязательства, суд становится на сторону пострадавшей стороны – потребителя. Обращение в суд при нарушении прав всегда обернется для потребителя компенсацией убытков, но чтобы выяснить действительно ли условия договора с продавцом противоречат Закону, рекомендуется предварительно проконсультироваться с юристом.

Рассмотрим распространенные случаи судебной практики по нарушениям статьи 16 закона о защите прав потребителей:

  • Отказ от бесплатного ремонта товара в гарантийный срок по причине того, что некоторые детали были приобретены у другого продавца либо установлены другим мастером.
  • Отказ от предоставления отдельной услуги или продажи товара без дополнительного приобретения комплекса услуг/товаров.
  • Предоставление дополнительных платных услуг, о которых не был проинформирован потребитель и последующее включение их в счет для оплаты.
  • Подготовка товара к продаже или платная упаковка за счет потребителя без его письменного разрешения и попытки взыскания за такие услуги оплаты.
  • Отказ покупателю в праве возврата и обмена товара по установленным законодательствам причинам.
  • Отказ в предоставлении установленного законодательством минимального гарантийного срока на товар.

Обратите внимание — если сумма иска менее 50 000 руб, его следует подавать в районный суд. Если более — мировому судье. Подробнее о подсудности дел о защите прав потребителей — читайте в этой статье https://potrebexpert.online/6349-podsudnost-del-o-zashhite-prav-potrebitelei-soglasno-normam-zakona

Во всех перечисленных выше ситуациях суд удовлетворит иск потребителя о компенсации ущерба. Также продавец не может рассчитывать на правовую защиту в случае когда потребитель отказывается оплачивать уже оказанные дополнительные услуги и использованные товары, если он предварительно не согласился на их платное предоставление.

Статья 1 ГК РФ. Основные начала гражданского законодательства

1. Гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

2. Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

3. При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

4. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

5. Товары, услуги и финансовые средства свободно перемещаются на всей территории Российской Федерации.

Ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться в соответствии с федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

Комментарии к ст. 1 ГК РФ

Принципы гражданского права — это обусловленные объективными потребностями развития экономических отношений и закрепленные в законодательстве основные начала (идеи), определяющие сущность и содержание гражданско-правового регулирования.

Именно эти принципы в общем виде закреплены в статье 1 ГК РФ. При этом конструкция комментируемой нормы позволяет говорить, что состав сформулированных в статье 1 принципов не является исчерпывающим. В то же время они обладают системообразующим значением для гражданского и смежных отраслей законодательства, регулирующих имущественные и личные неимущественные отношения.

Содержание и значение основных принципов, закрепленных статьей 1 ГК РФ, в целом можно свести к следующему.

Равенство участников гражданских отношений выражается в признании за всеми гражданами равной правоспособности (ст. 17 ГК), а за всеми юридическими лицами — правоспособности, соответствующей целям их деятельности (ст. 49 ГК). Недопустимо наделение одного из участников гражданских правоотношений властными полномочиями в отношении другого. Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений (п. 1 ст. 125 ГК).

Читайте также  За какой период налоговая может запросить документы

Принцип равенства участников гражданских правоотношений, помимо его закрепления в общей форме в п. 1 ст. 1 ГК, повторен в п. 1 ст. 2 ГК и специально упоминается во многих последующих статьях ГК, когда речь идет об институтах, где существует повышенная опасность нарушения этого принципа (бытовой подряд — п. 1 ст. 731, строительный подряд — п. 1 ст. 748, перевозка — п. 1 ст. 789, банковский счет — п. 3 ст. 845).

Равенство участников гражданских правоотношений не исключает различий в объеме и содержании принадлежащих им субъективных гражданских прав. Такие различия неизбежны в силу разных имущественных возможностей отдельных субъектов гражданского права, вследствие степени их образования и способностей, а также различия их жизненных и хозяйственных интересов.

Неприкосновенность собственности закреплена в общей форме в ч. 3 ст. 35 Конституции, согласно которой «никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных целей может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения».

ГК следует этому важному положению, однако предусматривает в гл. 15 «Прекращение права собственности» случаи, когда по решению суда допускается принудительное прекращение права собственности (ст. 235 ГК и коммент. к ней). Принудительное изъятие у собственника имущества производится с выплатой возмещения по решению суда, а при совершении преступления или иного тяжкого правонарушения — безвозмездно в форме конфискации (ст. 243 ГК).

Свобода договора, означающая возможность свободно избирать своего партнера и определять условия заключаемого договора, более полно характеризуется в ст. 421 «Свобода договора». Проявлением свободы договора является наличие в ГК большого числа диспозитивных норм, от которых стороны по взаимной договоренности вправе отступать.

Однако свобода договора не исключает установления в отдельных случаях обязанности заключить договор, например, если он относится к числу публичных (ст. 426 ГК и коммент. к ней), а также при выполнении поставок и услуг для государственных нужд (ст. 445 ГК и коммент. к ней). Согласно п. п. 1 и 2 ст. 445 обязанность заключать договор может быть введена только ГК или иными законами.

Равным образом некоторые условия заключаемых договоров могут быть предписаны для сторон обязательными (императивными) нормами гражданского законодательства (ст. 422 ГК). Императивный характер гражданско-правовых норм может быть обусловлен как общественными интересами (п. 2 ст. 1 ГК), так и интересами третьих лиц и недопустимостью случаев злоупотребления правом во всех его формах (п. 1 ст. 10 ГК). Свобода договора в условиях рынка подчинена также общему правилу, согласно которому запрещается использовать право в целях ограничения конкуренции и злоупотребления доминирующим положением на рынке (п. 1 ст. 10 ГК).

Недопустимость произвольного вмешательства в частные дела выражается в признании самостоятельности предпринимательской деятельности, осуществляемой на риск ее субъектов (п. 1 ст. 2 ГК), и в закреплении в ГК неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны (п. 1 ст. 150 ГК). Нематериальные блага и личные неимущественные права граждан и юридических лиц защищаются средствами гражданского права (ст. 12 ГК), в том числе правом на возмещение морального вреда (ст. 151 ГК и коммент. к ней).

Беспрепятственное осуществление гражданских прав основывается на положениях ч. 1 ст. 34 Конституции, согласно которой каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, а также ч. 1 ст. 44 Конституции, в силу которой каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания.

Тем не менее законом предусматриваются определенные рамки и ограничения для беспрепятственного осуществления гражданских прав. Помимо правил об общих пределах осуществления гражданских прав (ст. 10 ГК и коммент. к ней) в ГК предусматриваются и другие запреты применительно к отдельным категориям гражданских прав (см. п. 10 наст. коммент.).

Обеспечение восстановления нарушенных прав достигается при помощи различных способов их защиты, называемых в ст. 12 ГК. Среди таких средств признание права, присуждение к исполнению обязанностей в натуре, возмещение причиненных убытков и др. (см. коммент. к ст. 12 ГК). Гражданское законодательство стремится к восстановлению нарушенных прав в натуре (ст. ст. 396, 1082 ГК), однако, когда это оказывается невозможным, обязывает должника возместить причиненные убытки (ст. ст. 15, 393 ГК), в том числе моральные (ст. 151 ГК), что должно обеспечивать восстановление прав потерпевшего.

Большинство средств защиты гражданских прав применяется в силу указаний закона, и для их использования не требуется соглашения сторон. Однако гражданскому праву известны и такие способы восстановления нарушенных прав, которые применяются обычно при наличии взаимной договоренности (залог, неустойка, поручительство, задаток) и регламентируются нормами гл. 23 ГК. В этих случаях стороны сами определяют форму избранного ими обеспечения и его суммовое или иное выражение.

В целях обеспечения восстановления нарушенных прав используется также институт имущественного и личного страхования (гл. 48 ГК), которое может быть основано на требованиях закона или же условиях заключенного сторонами договора страхования. В этом последнем случае объем защиты (размер страхового возмещения) определяет страхователь.

Судебная защита гражданских прав предоставляется гражданам и юридическим лицам в качестве универсального способа защиты их прав (ст. 11 ГК и коммент. к ней), что обеспечивает независимость выносимых по спорам решений и гласность разбирательства, а также позволяет гражданам и юридическим лицам привлекать для защиты своих интересов адвокатов. В тех случаях, когда защита гражданских прав осуществляется в административном порядке, вынесенное решение может быть обжаловано в суд, акт которого является обязательным (п. 2 ст. 11 ГК).

В абз. 1 п. 2 ст. 1 содержится новая для нашего гражданского законодательства норма, определяющая в общей форме значение для гражданско-правового регулирования воли и интересов субъектов гражданского права — граждан и юридических лиц. Их воля и интересы, говорится в ГК, свободны, поскольку они не противоречат законодательству. Это является одним из необходимых условий целесообразного и справедливого функционирования гражданско-правового механизма.

Воля, т.е. осознанный и целенаправленный выбор определенного поведения и его последствий, — необходимая предпосылка возникновения и осуществления гражданских прав. Отсутствие воли (недееспособность — ст. ст. 171 — 177 ГК) или ее искажение (ст. ст. 178, 179 ГК) влекут за собой недействительность гражданско-правовых сделок. Однако отдельные гражданские права и обязанности могут возникать и при отсутствии воли, в силу наступления предусмотренных законом юридических фактов, например находки (ст. 227 ГК).

Интерес, т.е. желание получить определенный благоприятный результат от своих действий, а в условиях рынка — прибыль (ст. 2 ГК), также является необходимой предпосылкой возникновения и осуществления гражданских прав. Интересы различны и могут быть как имущественными, так и неимущественными (защита чести и достоинства — ст. 152 ГК). Неправильное определение интереса или его отпадение, в отличие от дефектов воли, не являются основанием для недействительности гражданско-правовых сделок.

В предусмотренных законом случаях правовые последствия порождают также действия субъектов гражданского права, совершаемые в интересах других лиц (например, действия опекунов и попечителей (см. ст. 31 ГК и коммент. к ней)), а также действия в чужом интересе (гл. 50 «Действия в чужом интересе без поручения»), когда заинтересованное лицо может быть вообще неизвестно.

В абз. 2 п. 2 статьи повторены положения ч. 3 ст. 55 Конституции, допускающие ограничения гражданских прав только на основании федерального закона и только в названных в данной норме целях, которые ввиду их значимости оправдывают введение соответствующих ограничений. Следовательно, установление ограничений гражданских прав указами Президента РФ, постановлениями Правительства РФ и законами субъектов Российской Федерации, а также в иных непоименованных в п. 2 ст. 1 ГК целях не допускается.

Ограничение некоторых гражданских прав предусматривается самим ГК, допускающим ограничение дееспособности гражданина (ст. ст. 29, 30), наследственных прав (ст. 531 ГК 1964 г.), права собственности в результате установления сервитута (ст. ст. 274, 277). Для защиты интересов лица, права которого умаляются, такие ограничения, как правило, допускаются при участии суда: или соответствующий спор рассматривается судом, или вынесенное государственным органом решение об ограничении права может быть обжаловано в суд (п. 2 ст. 11 ГК).

Ограничение прав участников гражданских правоотношений следует отличать от случаев, когда в силу положений закона само право в своем содержании является ограниченным. Примером могут служить право хозяйственного ведения (ст. 295 ГК) и в особенности право оперативного управления (ст. 296 ГК), осуществление которых ограничено определенными рамками и, кроме того, требует согласия собственника соответствующего имущества.

Предусматриваемое в п. 3 ст. 1 свободное перемещение по территории Российской Федерации товаров, услуг и финансовых средств, необходимое для развития рыночных отношений и здоровой конкуренции, соответствует ч. 1 ст. 8 Конституции. Введение ограничений в этой области следует отличать от оборотоспособности объектов гражданских прав, которая в силу ст. 129 ГК может быть ограничена законом или в порядке, им установленном (см. коммент. к ст. 129 ГК), и тем самым в определенной мере влиять на свободное перемещение отдельных имущественных объектов.

Свобода перемещения товаров, услуг и финансовых средств не исключает также установления в порядке, предусмотренном транспортным законодательством, ограничений или временных запрещений на перевозки грузов в определенных направлениях, если это вызывается общественными интересами (см. ст. 44 УЖД). Движение валютных ценностей определяется Законом о валютном регулировании (см. ст. 141 ГК и коммент. к ней).

О практическом значении определения применимого права во внешнеэкономическом контракте

В. А. Лексина
автор статьи, консультант Аскон по юридическим вопросам

При составлении договора (контракта) с иностранным контрагентом важным, во избежание правового конфликта, является разрешение вопроса о применимом праве, то есть о том праве, которым стороны будут руководствоваться для регулирования их правоотношений в процессе реализации сделки, в том числе, при разрешении возникших споров.

Применимое право — это законодательство определенного государства, которое применяется для регулирования отношений между участниками договора, один из которых является иностранным контрагентом. Выбор применимого к заключаемой сделке права осуществляется по соглашению сторон договора (контракта). Если заключенный договор не будет содержать соответствующего условия о том, законодательством какой страны регулируются отношения сторон при заключении и исполнении данного договора (контракта), то при возникновении судебного спора определять применимое право будет суд.

В отсутствие соглашения о применимом праве суд при рассмотрении дела разрешает вопрос о праве, подлежащем применению к правоотношениям, по которым возник судебный спор, на основании соответствующих коллизионных норм международных договоров, заключенных Российской Федерацией, а при их отсутствии, на основании коллизионных норм российского права.

Читайте также  Договор аренды нежилого помещения с последующим выкупом

Коллизионная норма — это та норма, которая позволяет определить правом какого государства регулируются отношения, если одной из сторон данных отношений является иностранный контрагент.

Например, Решением от 21.01.2015 по делу N 142/2014 МКАС при ТПП РФ удовлетворил требование Акционерного общества, имеющего местонахождение на территории Республики Казахстан, к Государственной акционерной компании, имеющей местонахождение на территории Республики Узбекистан о взыскании денежных средств, по договору на оказание услуг по регулированию электрической мощности, и пени. В ходе состоявшегося устного слушания дела представители Истца сообщили о том, что в процессе переговоров по заключению Договора стороны не смогли прийти к соглашению относительно права, применимого к их правам и обязанностям по Договору, Истец рассматривает Договор в качестве договора возмездного оказания услуг и полагает, что Договор регулируется правом Республики Казахстан. Суд, руководствуясь абзацем 2 п. 1 ст. 1186 Гражданского кодекса Российской Федерации пришел к следующему выводу: «В соответствии с п. 2 ст. 28 Закона о МКА и п. 1 § 26 Регламента МКАС, при отсутствии соглашения сторон о применимом праве, МКАС применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми. Состав арбитража отмечает, что вывод о применении при разрешении настоящего спора материального права Республики Казахстан не поменялся бы и в случае обращения к коллизионным нормам Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. (в которой участвуют Казахстан и Узбекистан) или Гражданского кодекса Российской Федерации».

Таким образом, обратившись к коллизионной норме российского права, суд сделал вывод о применении к правоотношениям иностранного права, при этом суд принял во внимание и нормы международного правового акта.

Еще один пример. Согласно Постановлению Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.12.2015 года N 18АП-14615/2015 по делу N А76-28869/2014, судом было рассмотрено требование ООО «Клондайк Урал» к ООО «Алмаз» о взыскании долга по контракту поставки сырья. К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено товарищество с ограниченной ответственностью «Azaria», являющееся юридическим лицом по законодательству Республики Казахстан. Суд, оставляя решение суда первой инстанции в силе, а апелляционную жалобу без удовлетворения, сделал в том числе следующий вывод: «Принимая во внимание, что товарищество «Azaria» является юридическим лицом по законодательству Республики Казахстан (т. 1 л.д. 105-106), в п. 7.8 контракта поставки сырья от 19.04.2013 N 19 определено, что во всем, что не предусмотрено условиями контракта, стороны руководствуются действующим законодательством стран участников договора, при этом, местом заключения сделки указан г. Магнитогорск, а также учитывая положения п. 1 ст. 1186, п. 1 ст. 1209 ГК РФ, п. п. «г», «е» статьи 11 Соглашения стран СНГ от 20.03.1992 «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности», арбитражный апелляционный суд приходит к выводу о том, что применимым к спорным правоотношениям является российское право».

Для российских юридических лиц, как правило, выгодно достичь с иностранным контрагентом соглашения о применении к совершаемой сделке российского законодательства, поскольку, как сказано выше, при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве, суд обращается к коллизионным правовым нормам. И, если суд при этом придет к выводу о применении к правоотношениям сторон по возникшему спору права иностранного государства, то для российского юридического лица это может повлечь определенные трудности, связанные как с необходимостью привлечения в дело специалиста, обладающего познаниями в области иностранного права, так и с невозможностью применения норм российского законодательства, защищающих интересы российской стороны.

Например, Решением МКАС при ТПП РФ от 30.01.2012 по делу N 154/2010 частично удовлетворен иск российского ООО к Компании, имеющей местонахождение на территории США, о взыскании денежных средств по договору поставки, процентов, судебных расходов, поскольку материалами дела установлено, что ответчик не исполнил обязательства по договору, товар им поставлен не был, а денежные средства истцу не возвращены. Обратившись к вопросу о праве, применимом к отношениям сторон при разрешении данного спора, МКАС констатировал, что стороны в Договоре не согласовали такового. Истец и Ответчик являются организациями, находящимися в государствах, подписавших Венскую конвенцию, поэтому МКАС посчитал, что к отношениям сторон по настоящему делу на основании п. 1 «a» ст. 1 Венской конвенции подлежат применению положения названной Конвенции. Субсидиарно по вопросам, не урегулированным Венской конвенцией, в соответствии с п. 2 ст. 7 Конвенции и п. п. 1, 2 и 3 ст. 1211 ГК РФ применимым является право страны основного места деятельности Продавца (Ответчика), то есть в данном случае право США.

Данное обстоятельство повлекло для истца невозможность взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами, которое было допущено ответчиком, поскольку в Венской конвенции такая санкция отсутствует. Истец при расчете суммы процентов за незаконное пользование денежными средствами субсидиарно применил ст. 395 ГК РФ. Однако, как отметил МКАС, в данном случае применению подлежало не право России, а соответствующие нормы права США, как права страны основного места деятельности Продавца (Ответчика) (п. 2 ст. 7 Конвенции и п. п. 1, 2 и 3 ст. 1211 ГК РФ).

Поскольку МКАС не имел возможности определить основание и размер подлежащих взысканию процентов, требование Истца о взыскании с Ответчика суммы полностью отклонено.

Таким образом, при заключении внешнеэкономического договора целесообразно заранее достичь соглашения о том, на нормы какого законодательства стороны будут опираться при исполнении обязательств и при применении ответственности за их ненадлежащее исполнение. При этом необходимо принимать во внимание один из важных аспектов при разрешении данного вопроса, например, при заключении российской стороной такого актуального во внешнеэкономической деятельности договора как договор о поставке (купле-продаже) товаров. В данном случае Российской стороне такого договора необходимо учитывать, что если в качестве применимого права будет указано законодательство Российской Федерации, то это не исключит применение такого международного правового акта, как Конвенция Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров (Венская Конвенция 1980 г.), участницей которой является Россия. А согласно ст. 7 ГК РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются в соответствии с Конституцией Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации. Но данная Конвенция не разрешает всех вопросов, по которым между сторонами могут возникнуть споры. Например, она не содержит нормы, устанавливающей момент перехода права собственности на товар от продавца к покупателю и др. А в силу ст. 7 данной Конвенции такие вопросы должны разрешаться в соответствии с правом, применимым на основании норм международного права.

Как разъяснено в п.7 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 16.02.1998 N 29 «Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц»: «Арбитражный суд при разрешении спора, вытекающего из внешнеэкономической сделки, регулируемой по соглашению сторон российским правом, но отношения по которой подпадают под действие международного договора, участником которого является Российская Федерация, руководствуется в силу пункта 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации (статья 7 Гражданского кодекса Российской Федерации) нормами международного договора. Вопросы, не урегулированные международным договором, регулируются российским правом. …выбор сторонами российского права в качестве права, регулирующего их отношения по сделке, означает выбор российской правовой системы, а не отдельных законов, регулирующих соответствующие отношения сторон».

Например, Решением от 27.02.2015 по делу N 146/2014 МКАС при ТПП РФ удовлетворил требование Компании, имеющей местонахождение на территории Гонконга, к Фирме, имеющей местонахождение на территории Китая, о взыскании задолженности по контракту на поставку товара, поскольку ответчик товар, согласованный в контракте, не поставил. Истец представил доказательства того, что данный товар был оплачен им в соответствии с контрактом. При этом стороны не воспользовались правом на исключение применения Венской конвенции 1980 г. к их отношениям по Контракту, в соответствии с п.6 данной Конвенции. Принимая во внимание приоритет положений Венской конвенции, как международного договора, над нормами национального права (ст. 15 Конституции Российской Федерации), МКАС признал применимыми к отношениям сторон по Контракту указанную Конвенцию, а по вопросам, не урегулированным Конвенцией, — нормы российского внутригосударственного права.

Но есть примеры, когда суд при разрешении спора не разрешил вопрос о применимом праве, что повлекло, по крайней мере, для одной из сторон спора невозможность своевременно осуществить защиту своих интересов. Так, Решением Арбитражного суда г. Москвы от 18.09.2001 г. по делу N А40-26013/01-40-345 российской организации было отказано в удовлетворении исковых требований к иностранному ответчику о взыскании убытков, упущенной выгоды и процентов. При этом судом не установлено, что между сторонами заключена внешнеэкономическая сделка, и к их отношениям применяется Венская конвенция и соответствующее национальное право, которое регулирует не разрешенные в Конвенции вопросы. Для определения применимого права необходимо было обратиться к коллизионным нормам, отсылающим к материальному праву. Постановлением ФАС Московского округа от 11.02.2002 N КГ-А40/274-02 дело было передано на новое рассмотрение, т.к. суду следовало определить право, подлежащее применению к спорным правоотношениям.

Данный пример еще раз демонстрирует целесообразность при заключении внешнеэкономического договора поставки (купли-продажи) условия о применимом праве, причем с учетом того, что международный правовой акт не регулирует всех вопросов, которые могут вызвать спор при исполнении такого договора. Здесь необходимо добавить, что стороны имеют возможность исключить своим соглашением применение к их правоотношениям Венской Конвенции 1980 г., поскольку это предусмотрено самой Конвенцией.

Подводя итог, необходимо обратить внимание читателя на то, что в данной статье рассмотрена только часть проблематики данной правовой сферы, имеющей важное практическое значение. В идеале определение применимого права для российской стороны внешнеэкономического договора должно обеспечить возможность защиты ее интересов при возникновении претензий и судебных споров.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: