Договор страхования считается недействительным в случае - ITAKINFO.RU

Договор страхования считается недействительным в случае

Когда авария дороже

К такому выводу пришел Верховный суд, разбирая спор между страховщиком и автовладельцем после одного ДТП.

А теперь подробнее. 1 ноября 2015 года в городе Кохме Ивановской области произошла авария. Столкнулись автомобиль «Форд Транзит», принадлежащий А. Каурову, за рулем которого находился Э. Скрипов, и «ГАЗ-31029», которым управлял В. Кротов. Виновным в аварии был признан В. Кротов.

«Форд» был застрахован в добровольном порядке по рискам «Ущерб» и «Хищение» в страховой компании. Кауров 3 ноября 2015 года написал заявление страховщику о возмещении ущерба. Однако компания отказала ему в выплате. По мнению страховщика, в момент ДТП страхователь использовал автомобиль для коммерческой деятельности. А именно — для платной перевозки пассажиров. А договор страхования заключался только при условии использования автомобиля для личных нужд.

Более того, в договоре отдельно было прописано, что если автомобиль будет использоваться в коммерческих целях, то необходимо поставить в известность страховую компанию.

Дело в том, что использование транспорта в коммерческих целях резко повышает страховую премию. А автовладелец, вероятно, решил сэкономить на премии.

Но если изменились условия использования автомобиля, то произошедшая авария становится нестраховым случаем. И компания ничего своему клиенту не должна.

Так прописано в договоре страхования.

Однако автовладелец с этим не согласился и обратился в суд.

Автомобиль виновника аварии был застрахован по ОСАГО. Страховая компания выплатила пострадавшему владельцу «Форда» по ОСАГО почти 263 тысячи рублей. Но независимый оценщик насчитал стоимость восстановительного ремонта в размере 790 тысяч рублей.

Суд взыскал со страховой компании виновника аварии недостающие 137 тысяч рублей. Напомним, что по ОСАГО выплата за «железо» ограничена 400 тысячами рублей. Так что страховщики свои обязательства по решению суда полностью исполнили.

Оставшуюся сумму в размере 303 тысяч рублей владелец «Форда» решил взыскать через суд со своего страховщика. Кроме того, помимо доплаты он потребовал выплатить ему неустойку, оплатить услуги эксперта и его представителя в суде. А также взыскать штраф в размере 50 процентов от спорной суммы и компенсировать моральный вред.

Октябрьский районный суд Ивановской области постановил, что страховщик должен выплатить пострадавшему спорную сумму, а также компенсировать расходы на эксперта-техника и, частично, на представителя в суде. Во всем остальном — отказать.

Апелляционная инстанция оставила это решение без изменений. Тогда страховая компания пострадавшего обратилась в Верховный суд. И тот выявил нарушения при рассмотрении этого дела нижестоящими судами.

Суды ссылались на статьи 963 и 964 Гражданского кодекса. В них устанавливается освобождение страховщика от выплаты, если страховой случай наступил. Но в данной ситуации, как считает Верховный суд, страховой случай не наступил. А значит, эти статьи не могут применяться при рассмотрении данного дела.

Также апелляционная инстанция указала на то, что страховщик не воспользовался правом на изменение договора страхования и увеличение страховой премии либо и вовсе расторжения договора в связи с изменением степени страхового риска.

Но откуда страховщик обо всем этом мог знать? О том, что автомобиль используется в коммерческих целях, выяснилось только после аварии.

Кроме того, обязанность уведомлять страховщика об изменении обстоятельств, которые могут существенно повлиять на увеличение страхового риска, лежит на страхователе. Это прописано в пункте 1 статьи 959 Гражданского кодекса.

Расторжение договора имущественного страхования допускается, в частности, при отказе страхователя, которому направлено соответствующее требование, изменить условия договора и доплатить страховую премию. Но ничего этого не было сделано. Во всяком случае суды нижних инстанций этих обстоятельств не изучали и не устанавливали.

Поэтому Верховный суд посчитал, что страхового случая в данной ситуации не было. Он отменил решение апелляционной инстанции и отправил дело на новое рассмотрение.

Признание договора страхования недействительным

Вы будете перенаправлены на Автор24

Действительность страхового договора

Споры в сфере страхования всегда были. Зачастую эта проблема связывается с теми или иными нюансами страхового договора. Установление действительности или признание страхового договора недействительным является одной из подобных ситуаций.

Для признания страхового договора недействительным есть множество оснований, которые установлены законодательным образом. На практике страховщик часто обращается в суд уже после того, как наступит страховой случай. Причиной подобного обращения обычно является нежелание страховщика выполнять обязательства по спорной сделке.

Заключение и выполнение страхового договора обладают собственными особенностями, которые урегулируются согласно 48 главе ГК РФ. В тот же момент на страховой договор, являющийся двусторонней сделкой, распространены общие положения ГК РФ. Из этого следует, что недействительность страхового договора может возникнуть по общим основаниям, которые применяются ко всем двусторонним сделкам вне зависимости от их вида, и специализированным основаниям, которые распространяются лишь на страховые договоры.

Недействительность договора страхования

Нелегитимность страхового договора в судебном порядке может быть признана в следующих случаях:

  1. Его заключили уже после момента наступления страхового случая;
  2. Объект имущественной базы, который был застрахован, теперь подлежит конфискации;

Основания для признания недействительности страхового договора

Страховой договор может признаваться недействительным, если в соответствии с нынешним российским законодательством существуют основания для признания его таковым:

  1. Соответственный страховой договор не отражает соответствия нормам законодательства или иным нормативно-правовым актам;
  2. Соглашение заключалось с целью, которая заведомо противоречила основам правового порядка и нравственности;
  3. Договор был подписан недееспособным гражданином (либо ограниченно дееспособным) либо под воздействием обмана, угроз, насилия и т. д.

Помимо этого, недействительность страхового договора может повлечь следующие обстоятельства:

  • страхование интересов противоправного характера, убытков от участия в лотереях, играх, а также затрат, к которым гражданин может принуждаться с целью освобождения заложников (928 статья ГК РФ);
  • страхование в пользу лиц, которые не имеющих интереса в законодательстве в сохранности этой имущественной базы (930 статья ГК РФ);
  • сообщение страхователем страховщику заведомо ложных сведений об обстоятельствах, имеющих большое значение для определения возможного наступления страхового случая и величины вероятностных убытков от его наступления, то есть риска страхования, если такие обстоятельства не являются известными для страховщика (944 статья ГК РФ).

Готовые работы на аналогичную тему

На сегодняшний день в законодательстве отсутствует понятие противоправных интересов, определение полного перечня обстоятельств, которые оказывают существенное влияние на страховые риски, а также понимание того, на тот момент должен обладать интересом в сохранении страхуемой имущественной базы. Из чего следует, что эти основания для признания соглашения недействительным могут быть установлены исключительно в судебном порядке при учете определенных обстоятельств.

Условия для признания страхового договора недействительным

В каком случае соглашение между страховщиком и страхователем может быть признано недействительным? Можно перечислить несколько условий, которые могут прекращать действие страхового договора:

  • завершение периода (или дополнительного срока, если это признается страхованием профессиональной ответственности);
  • оплата возмещения (выполнение обязательств);
  • смерть лица страхователя (исключение может составлять договор страхования жизни или действие процесса по наследованию прав страхователя);
  • отсутствие внесения страховых взносов от страхователей;
  • требование одной из сторон по отмене действия документации;
  • ликвидация страховой компании;
  • признание факта о том, что страховой договор является незаконным.
Читайте также  Заявление об отсрочке исполнения решения госпошлина

И только в последней ситуации для признания страхового договора недействительным необходимым является решение органа судебной ветви власти.

Последствия признания договора недействительным

Последствия признания страхового договора недействительным (незаконным, ничтожным) определяются в статьях 167, 179 ГК РФ. Если объединить суть, то кратко можно сказать, что по всем типам страховые договоры сведены к трем моментам:

  • договор признается ничтожным, то есть он не несет абсолютно никаких юридических последствий;
  • страховщик выплачивает страхователю премию;
  • возврат страхователем уплаченной компенсации, если выплата ее состоялась.

Это именуется принципом двойной реституции в действии, который содержится в статье 167 ГК РФ. Но во множестве случаев процесс прекращения страхового договора работает по другому принципу, речь здесь идет об односторонней реституции. То есть, средства могут быть возвращены только потерпевшим. Второй участник сделки может обязываться и к возмещению: cуммы расходов потерпевшему партнеру; обретенной неправомерным путем прибыли в государственный доход.

Такая практика часто используется, когда страхователь сознательно представляет неверную информацию страховщику. Перед тем как оформить страховой договор, продавец услуги реализует устный и письменный опрос, покупатель обязуется отвечать на его вопросы правдиво, как это указано в статье 944 ГК РФ.

В случае если сделку признана ничтожной, но услуга какой-либо период все-таки оказывалась, продавец продукции страхования обладает правом оставить себе часть страхового взноса (в соответствии с пропорцией срока действия страхового договора). Данное право за ним сохранено статьей 958 ГК РФ. А страхователь обязуется вернуть все 100% полученного возмещения.

Соглашение об урегулировании страхового случая и прекращение деликтного обязательства / Комментарий к Определению ВС РФ от 28.01.2020 № 14-КГ19-25

Граждане Богданов и Котенко попали в ДТП по вине Котенко. Ответственность Котенко была застрахована, страховая компания оценила ущерб в 360 700 руб. Богданов и страховщик заключили соглашение об урегулировании страхового случая (далее – соглашение), компания выплатила потерпевшему сумму ущерба.

Богданов после заключения соглашения обратился к независимым оценщикам, те сделали собственный вывод о стоимости ремонта – по их мнению, она составила 509 560,99 руб. + автомобиль утратил товарную стоимость на 65 667 руб.

С учётом выплаты от страховой организации Богданов просит взыскать с Котенко возмещение ущерба в размере 148 860 руб. и утраты товарной стоимости автомобиля в размере 65 667 руб.

Позиции нижестоящих судов

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований, указав на то, что, заключив соглашение без проведения независимой технической экспертизы транспортного средства и получив страховую выплату, Богданов реализовал право на получение страхового возмещения и основания для взыскания каких-либо дополнительных убытков, в том числе с причинителя вреда, отсутствуют.
Суд апелляционной инстанции оставил решение без изменения.

Позиция Верховного Суда РФ

Суд, сославшись на п. 1 ст.15, 1064 и 1072 ГК, сделал вывод о том, что потерпевший вправе требовать с причинителя вреда возместить ущерб в части, превышающей страховое возмещение, предусмотренное Федеральным законом от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Кроме того, Суд обратил внимание на то, что соглашение потерпевшего со страховщиком об уменьшении размера страхового возмещения само по себе не освобождает причинителя вреда от возложенной на него законом обязанности возместить ущерб в части, превышающей то страховое возмещение, которое полагалось потерпевшему по Закону об ОСАГО в отсутствие названного выше соглашения.

Эта история затерялась бы среди других похожих ситуаций, но либо искусственное занижение стоимости ущерба со стороны страховщика, либо ошибка оценщиков, либо иные факторы, чего мы, конечно, никогда не узнаем, позволили ей дойти до высшей судебной инстанции.

1. Само название главы 59 ГК РФ подсказывает ключ к решению возникшей проблемы – вследствие причинения вреда возникло обязательство между Богдановым и Котенко, в котором Богданов выступает кредитором, а Котенко – должником (п.1 ст.1064 ГК).

Согласно ст. 4 Закона об ОСАГО, владельцы транспортных средств обязаны страховать риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при использовании транспортных средств. Соответственно, в силу заключенного договора возникает обязанность страховой компании выплатить обратившемуся к ней потерпевшему сумму причиненного ему ущерба в пределах страховой суммы.

Исходя из положений ст. 931 ГК, а также позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 10.03.2017 № 6-П, обязательство по выплате страхового возмещения и обязательство по возмещению вреда могут рассматриваться в качестве солидарных, т.е. пострадавший имеет право обратиться за выплатой возмещения как к страховой компании, так и напрямую к делинквенту. Но, страховая компания не всегда имеет возможность полностью возместить причиненный пострадавшему ущерб, например, договором она может быть обязана на выплату такой суммы, которая станет возмещением лишь части причиненного ущерба. Закон же прямо указывает, что положение потерпевшего должно быть восстановлено в полном объеме. Из этого следует вывод, что пока ущерб, причиненный пострадавшему, не восстановлен полностью, обязательство по возмещению вреда не прекращается. Если потерпевший обратился за возмещением к страховщику, но выплаченной суммы недостаточно для удовлетворения требований в полном объеме, делинквент обязан выплатить оставшуюся часть (ст.323 ГК). Решение спора в этой ситуации не вызывает сомнений.

Институт соглашения об урегулировании страхового случая между страховщиком и выгодоприобретателем широко распространен на практике, но при этом не закреплен законом, вследствие чего не всегда очевидны ответы на вопросы о применении к нему действующего законодательства. Возникла ситуация: было заключено соглашение и выплачена оговоренная этим соглашением страховая сумма. После дополнительных исследований оказалось, что выплаченная сумма меньше фактического ущерба. Возможно ли довзыскать с делинквента соответствующую сумму? Последствия заключения соглашения и стали предметом разбирательства в ВС РФ.

2. Первый и, собственно, единственный вопрос, с которым нужно разобраться для решения – в какой момент прекратится обязательство вследствие причинения вреда? Фабула дела позволяет свести анализ только до двух факторов: либо оно прекратилось в момент заключения соглашения со страховой компанией, и Богданов теряет право на возмещение со стороны Котенко, либо оно прекратится в момент уплаты полной суммы ущерба.

Ни гл. 48, ни § 1 гл.59 ГК, ни Закон об ОСАГО специальных положений по этому вопросу не содержат.

3. В связи с этим возникает еще два вопроса. Что представляет из себя соглашение страхователя со страховщиком? Какой правовой эффект влечет подписание данного соглашения и для кого?

3.1. Достаточно очевидно, что соглашение – есть сделка (ст. 153 ГК), а именно это договор (ст. 154, 420 ГК).

3.2. По общему правилу, соглашения сторон не могут создавать обязанностей для третьих лиц (ст. 308 ГК). Заключение договора влечет правовые последствия для его сторон, т.е. страховой компании и Богданова. Гр-н Котенко не является участником данного соглашения, а последнее не регламентирует его обязанности в рамках деликтного обязательства. Но, несмотря на то, что делинквент не участвует в отношениях по страховому возмещению, его положение зависимо от этой сделки – если страховщик выплатит полную сумму причиненного пострадавшему ущерба, прекратится обязанность не только страховщика (по выплате страхового возмещения), но и самого Котенко (по возмещению вреда), если нет – рассмотрим дальше.

Читайте также  Заявление владельца квартиры на временную регистрацию

3.3. В п. 43 Постановления Пленума ВС РФ от 26.12.2017 № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» можно обнаружить следующую позицию: «При заключении соглашения об урегулировании страхового случая без проведения независимой технической экспертизы транспортного средства или независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества потерпевший и страховщик договариваются о размере, порядке и сроках подлежащего выплате потерпевшему страхового возмещения. После осуществления страховщиком оговоренной страховой выплаты его обязанность считается исполненной в полном объеме и надлежащим образом, что прекращает соответствующее обязательство страховщика (п. 1 ст. 408 ГК РФ)». Заключив договор страхования, страховщик обязался выплатить страховое возмещение потерпевшему в пределах страховой суммы. Таким образом, исполнение обязательства со стороны страховой компании (этот факт презюмируется, т.к. действия страховщика стороны не оспорили) прекратило правоотношение по выплате страхового возмещения, не поменяв при этом субъектного состава правоотношения по возмещению вреда, т.е. обязанным возместить причиненный вред лицом как был, так и остался Богданов.

В чем заключается роль страхования? Исторически, это вариант минимизации и перераспределения имущественных рисков группы людей или, как говорит Конституционный Суд РФ в Постановлении № 6-П от 31.05.2005 г., «распределение неблагоприятных последствий, связанных с риском наступления гражданской ответственности, на всех законных владельцев транспортных средств». Выплата суммы, которая полностью возместит причиненный потерпевшему вред, не является общим правилом для страхования ответственности за причинение вреда, т.е. сделать вывод о прекращении обязательства из причинения вреда в связи с выплатой от страховщика невозможно. Конечно, в случае выплаты страховой компанией полной суммы причиненного ущерба, обязательство прекратится, но такая ситуация встречается не всегда. А что, если бы страховая сумма оказалась меньше размера ущерба (ст.1072 ГК)? Если бы страховая компания по какому-либо основанию отказалась выплачивать возмещение (ст. 963 ГК)? Если потерпевший обратился бы за возмещением не к страховщику, а напрямую к делинквенту? Тогда можно было бы сказать «извините, все вопросы к страховой. Не платит? Я тут ни при чем и ничего не должен»? Абсурд, договор страхования ответственности не щит от подобных вопросов. Это обусловлено тем, что факт причинения вреда делает потерпевшего участником двух правоотношений – деликтного и договорного. Прекращение договорного правоотношения само по себе не является основанием для прекращения деликтного.

Соглашение и выплата возмещения обозначили лишь прекращение обязанности страховщика перед Богдановым (ст. 408 ГК), но не прекращение обязанности Котенко.

4. Как свою позицию обосновал ВС? Он привел два тезиса – «потерпевший вправе требовать с причинителя вреда возместить ущерб в части, превышающей страховое возмещение» и «соглашение не освобождает причинителя вреда от обязанности возместить ущерб».

К сожалению, вышеуказанные тезисы не получили какого-либо дальнейшего развития.

Несмотря на не самую убедительную аргументацию, считаю решение Верховного Суда абсолютно верным. Выводы по делу указали на нерелевантность аргументов нижестоящих судов – право на полную сумму возмещения ущерба возникает в силу самого факта возникновения этого ущерба и отсутствие независимой технической экспертизы не является основанием для отказа в выплате остатка суммы.

Вынесенное решение соответствует практике высших судов по соответствующему вопросу. Например, аналогичную позицию ВС изложил в определении от 17 мая 2018 г. № 305-ЭС17-20897 и прямо указал, что «наличие страховых правоотношений не прекращает существующего между сторонами обязательства вследствие причинения вреда». Того же мнения придерживается и Конституционный Суд, указавший в определении № 1838-О от 11.07.2019, что «поскольку обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств не может подменять собой и, тем более, отменить институт деликтных обязательств, как определяют его правила главы 59 ГК Российской Федерации, применение правил указанного страхования не может приводить к безосновательному снижению размера возмещения, которое потерпевший вправе требовать от причинителя вреда».

P.s. Кроме того, стоит обратить внимание на то, что в деле нет данных о требовании Котенко о проведении новой экспертизы хотя бы во время движения дела в судах, т.е. презюмируется его согласие с заявленной Богдановым суммой возмещения. ВС также указал на это, но не использовал факт в качестве аргумента для своей позиции.

Такая тактика поведения ответчика мне непонятна – на каком основании он сделал вывод, что именно независимый оценщик вынес правильное заключение о стоимости ремонта, а не выбранная им же страховая компания?

Возможно, доказать то, что результат независимой оценки оказался завышенным было бы проще, и Котенко смог хотя бы частично уменьшить сумму к уплате, вместо полного удовлетворения требований истца. Страховщик мог бы заплатить больше (согласно ст. 7 Закона об ОСАГО, возмещение в договоре страхования оговорено пределом в 400 000 руб.), а Котенко понес бы меньшие затраты. В связи с этим интерес представляет следующий вопрос – может ли Котенко обратиться к страховой компании с требованием выплаты ему разницы между размером страховой суммы и размером возмещения, которая оказалась не выплачена, но взыскана с него? Но, рассмотрение этих вопросов выходит за пределы настоящей заметки, и мы предлагаем читателям ответить на них самостоятельно.

Верховный суд разъяснил, когда договор страхования можно признавать недействительным

Злоупотребление со стороны страховщика при заключении договора имущественного страхования может повлечь признание такого договора недействительным. К такому выводу пришла коллегия Верховного суда по гражданским делам в опубликованном обзоре судебной практики.

ВС разобрал дело, когда некто Б. приобрел автомобиль, который впоследствии был украден. Тогда он обратился к страховщику с заявлением о наступлении страхового случая, однако получил отказ. Компания сослалась на то, что машина была оборудована только штатным противоугонным устройством (ПУУ) и противоугонной системой. Направленная в адрес страховой компании претензия также была оставлена без удовлетворения.

Б. обратился в суд с иском к страховой компании о признании недействительными пункта договора страхования и ряда положений правил комплексного страхования автотранспорта, утвержденных приказом директора компании-ответчика. Заявитель просил взыскать страховое возмещение в пользу банка, с которым заключил смешанный договор купли-продажи и залога автомобиля, и в свою пользу, проценты за пользование чужими денежными средствами, компенсацию морального вреда, а также штраф и судебные расходы. Однако суд в удовлетворении иска отказал, отметив, что неустановление поисковой спутниковой системы определенного вида являлось недобросовестным действием истца, в связи с чем страховщик обоснованно отказал в выплате страхового возмещения. Апелляция это решение поддержала.

При обременительном условии – договор недействителен

ВС с этими решениями не согласился. Суд указал, что страховыми случаями признаны «ущерб» и «хищение». Каких-либо исключений относительно этих страховых рисков в полисе не содержится. Между тем страховщик, согласовав с истцом условие о страховом риске как об ущербе и хищении, существенно ограничил свои обязательства по договору страхования, исключив из числа страховых случаев в том числе хищение транспортного средства, в зависимости от его комплектации определенным видом ПУУ и поддержания его постоянно в рабочем состоянии, указав на непредусмотренные законом основания освобождения страховщика от выплаты возмещения.

Читайте также  Документы подтверждающие целевое использование кредита

Суды, придя к выводу о том, что хищение автомобиля было следствием недобросовестных действий страхователя, не учли, что умысла истца относительно наступления страхового случая по данному делу судом не установлено, и ответчик на умысел истца не ссылался, отметил ВС. Кроме того, апелляция, сославшись на то, что договор страхования по риску «хищение» не вступил в силу, не приняла во внимание, что в полисе стороны согласовали срок действия договора страхования без каких бы то ни было оговорок.

Коллегия ВС также обратила внимание, что, заявляя исковые требования, Б. ссылался на то, что договор добровольного страхования имущества содержал явно обременительное для него как потребителя условие об установке дорогостоящего ПУУ. Таким образом, судам следовало установить, являлось ли условие договора присоединения об установке конкретного ПУУ, навязанным потребителю страхователем, недобросовестным и могло ли это повлечь за собой отказ в защите права страховщика путем неприменения этого условия договора либо признания его недействительным (дело № 4-КГ16-18).

Страховщик поплатился за просрочку

Факт обращения потерпевшего к причинителю вреда в порядке прямого возмещения на определение подлежащего применению законодательства не влияет, пришел к выводу ВС.

В деле, о котором пишет ВС, некто К. попала в ДТП. Страховая компания по договору ОСАГО выплатила пострадавшей 76 500 руб. Согласно отчету независимого оценщика, сумма затрат на восстановительный ремонт машины с учетом износа составила более 145 000 руб. Тогда К. предъявила страховщику претензию о доплате страхового возмещения в размере 43 500 руб., возмещении расходов на оплату независимой экспертизы в размере 4000 руб., выплате компенсации морального вреда в размере 11 000 руб., возмещении расходов на нотариальные услуги в размере 1900 руб. Страховщик, в свою очередь, сделал доплату возмещения до суммы 120 000 руб. Тогда К. подала в суд, прося взыскать со страховщика неустойку в размере 51 765 руб., штраф, компенсацию морального вреда и судебные издержки.

Суд первой инстанции в иске отказал, отметив, что истец не доказала факт ненадлежащего исполнения ответчиком обязанностей, предусмотренных договором ОСАГО, поскольку после обращения К. с претензией страховщик сделал доплату возмещения. В связи с этим отсутствуют основания для применения гражданско-правовой санкции в виде неустойки. В удовлетворении иска о компенсации морального вреда было отказано, поскольку суд не установил нарушений прав истца страховой компанией. Апелляция с этим решением согласилась, указав, что обязанность по выплате возмещения исполнена в полном объеме. Кроме того, суд указал, что истец злоупотребила своими правами, поскольку самостоятельно произвела оценку ущерба в январе 2015 года, а с требованием о доплате страхового возмещения обратилась только в июне 2015 года, потребовав выплаты неустойки за указанный период.

Неустойке – быть

Однако коллегия ВС признала, что выводы судов основаны на неправильном применении норм материального права. ВС отметил, что так как ответственность виновного в ДТП была застрахована, то при разрешении спора следовало исходить из тех сроков выплаты страхового возмещения, а также тех санкций за несвоевременность такой выплаты, которые были установлены законодательством на момент заключения договора ОСАГО виновным лицом. При этом факт обращения К. к ответчику в порядке прямого возмещения на определение подлежащего применению законодательства не влияет.

ВС отметил, что, так как страховщик своевременно не выплатил в полном размере сумму возмещения, то за просрочку исполнения обязательства подлежит взысканию неустойка, которая исчисляется со дня, следующего за днем, когда страховщик выплатил возмещение в неполном объеме, и до дня фактического исполнения страховщиком обязательства по договору. Доводы же апелляции о том, что истец, заявив требование о взыскании неустойки, допустила злоупотребление правом, поскольку длительное время не обращалась за выплатой возмещения в полном размере, не обоснованы ссылками на доказательства (дело № 78-КГ16-58).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: