Видеозапись как доказательство в арбитражном процессе - ITAKINFO.RU

Видеозапись как доказательство в арбитражном процессе

Цифровые доказательства в суде

Как правильно представлять в суд видео- и аудиозаписи и электронную переписку в качестве доказательств.

Суть любого судебного спора заключается в том, что стороны доказывают те или иные факты, обосновывающие их позицию. В большинстве случаев на истца возлагается обязанность доказать, например, был ли ему причинен ущерб, образовалась ли перед ним задолженность, была ли осуществлена юридическая процедура с нарушением требований закона и т.п. – перечень можно продолжать очень долго. С другой стороны, ответчик может либо признать иск, либо возражать против него, приводя свои контрдоказательства и доводы. Между тем, даже при пассивности ответчика суд может отказать лицу в иске, если последнее не представит достаточных доказательств, обосновывающих его правоту. Данный принцип носит название «бремя доказывания» и является «сердцем» любого судебного разбирательства. Исходя из этого, не трудно прийти к выводу о том, что правильный сбор и представление доказательств суду является главным условием победы в споре.

Современный уровень развития технологий привел к тому, что будущие стороны процесса активно пользуются не только классическими, но и высокотехнологичными средствами связи: переписка по электронной почте и в мессенджерах, веб-сайты и онлайн-формы. Эти технологии используются не только частными лицами и корпорациями, но и государством посредством портала «Госуслуги». Смартфоны позволяют в любую минуту записать разговор, сделать скриншот сайта, сфотографировать или записать на видео любое событие. Все это существенно увеличивает возможности сбора доказательств для истца и ответчика. Однако суды склонны скептически относится к таким доказательствам.

Для успешного использования цифровых доказательств в суде необходимо знать правила их правильного представления, чему и посвящена настоящая статья.

Направление в суд электронных документов

Развитие государственных электронных сервисов «МойАрбитр» (для арбитражных судов) и «Правосудие» (для судов общей юрисдикции) привело к тому, что все большее количество обращений подается в суд с их помощью – в виде электронных документов.

Электронные документы бывают двух видов: (1) полностью созданные на компьютере, (2) отсканированные версии печатных документов. И в том, и в другом случае их представление в суд требует обязательного заверения электронно-цифровой подписью.

Электронно-цифровая подпись (ЭЦП) – это цифровой аналог собственноручной подписи, необходимый для идентификации отправителя электронного документа. Существует несколько типов ЭЦП.

  • Простая ЭЦП достаточно часто используется в повседневной жизни. Она представляет собой одноразовый код. С подобным шифрованием данных пользователи постоянно сталкиваются при подтверждении платежа с банковской карты: для успешного завершения операции необходимо ввести код, который присылается на номер телефона, привязанного к карточке.
  • Неквалифицированная ЭЦП не требует введения кодов и проставляется автоматически, если документ отправляется при помощи кабинета прошедшего идентификацию пользователя портала «Госуслуги».
  • Квалифицированная ЭЦП требует специального программного обеспечения и токена – флешки, содержащей криптографический элемент. По своему действию она более всех остальных типов напоминает подписание бумажного документа.

Поскольку сервисы «МойАрбитр» и «Правосудие» интегрированы с порталом «Госуслуги», то любой отправляемый с них электронный документ является подписанным неквалифицированной ЭЦП. Такая форма удостоверения электронных документов достаточна для большинства документов в суде, однако есть исключения.

С использованием квалифицированной ЭЦП податель должен направлять в суд cледующие электронные документы:

  • заявление об обеспечении иска и заявление о применении мер предварительной защиты административного иска, а также исковое заявление, апелляционная или кассационная жалоба с ходатайством об обеспечении;
  • заявление об обеспечении доказательств и заявление об обеспечении исполнения решения суда;
  • ходатайство о приостановлении исполнения решения суда или приостановлении исполнения решения государственного органа.

Эти заявления, поданные без заверения квалифицированной ЭЦП, будут отклонены судом, в связи с чем необходимо всегда помнить о специальных условиях их подачи.

Представление фотографий, аудио- и видеозаписей

В ходе судебного спора часто возникает необходимость в представлении суду аудио- или видеозаписей. Например, аудиозапись телефонного разговора с должником может свидетельствовать о том, что должник признает долг, а видеозапись с камер наблюдения в производственном цеху – о том, что работник не явился на свое рабочее место или крал вверенное ему имущество предприятия.

Во многих спорах такие записи могут исполнять роль главного доказательства и требуют правильного оформления в судебном процессе, а именно соблюдения следующих правил:

  • Аудио- или видеозапись должна быть представлена в суд на защищенном носителе, не позволяющем перезаписать или изменить информацию на нем в дальнейшем. Для этих целей используются оптические диски CD-R или DVD-R.
  • Вместе с аудио- или видеозаписью «в комплекте» должна идти стенограмма – письменная запись зафиксированного разговора или описание записанного на видео события. При составлении стенограммы аудиозаписи необходимо указать, кому принадлежат записанные голоса и какие фразы произносятся. В случае со стенограммой видеозаписи требуется также описать, какие действия совершаются в то или иное время (например, «6 мин. записи – 10 мин. записи: ответчик пересчитывает денежные средства»).
  • Если требуется предоставление нескольких видеозаписей (к примеру, с разных камер наблюдения) либо если исходная видеозапись достаточно длительна, то наряду с ней можно предоставить нарезку из наиболее показательных фрагментов. Первоначальные записи при этом также должны быть предоставлены суду.
  • Файлы, представляемые в суд, нельзя корректировать или изменять даже для того, чтобы улучшить изображение с помощью цветокоррекции. При необходимости «подсветить» важную деталь лучше всего в дополнение к исходной записи приобщить к делу измененную копию с указанием на то, для каких целей и с помощью какой программы был изменен исходный файл.

Важно! Необходимо быть готовым к тому, что суд захочет прослушать или просмотреть запись в судебном заседании, поэтому рекомендуется озаботиться технической возможностью ее воспроизведения в суде (которой у самого суда зачастую нет): взять с собой ноутбук с дисководом.

Что касается фотографий, то они могут быть представлены в суд как на оптическом диске, так и в распечатанном виде. Основная проблема при их использовании заключается в доказывании периода времени, когда они были сделаны или места, в котором было произведено фотографирование. Например, ответчик, незаконно занимающий земельный участок истца нестационарным объектом, может оспаривать произведенные последним фотографии, на которых виден этот объект, указывая на то, что фото произведено до того, как он якобы добровольно демонтировал постройку. В связи с этим рекомендуется проводить фотофиксацию нарушений с включенной функцией временной метки и геолокации (если это технически возможно).

Также необходимо помнить, что не все цифровые записи и фотографии могут быть приняты судом в качестве доказательств. Суд может признать недопустимыми:

    Записи и фото, тайно произведенные в квартире или иной «личной зоне» человека. Не будут приняты в качестве доказательств записи с подслушивающих устройств и скрытых камер, а также записи приватных разговоров, включающие обсуждение сведений интимного характера. Такие доказательства считаются собранными в нарушение права на неприкосновенность частной жизни (Определение Конституционного Суда РФ от 28.06.2012 г. №1253-О).

Конечно, из этого правила есть исключения: оно не касается разговоров и телефонных переговоров между сторонами, посвященных только теме правоотношений, послуживших предметом судебного спора.

На это обратил внимание Верховный Суд РФ в Определении от 06.12.2016 г. №35-КГ16-18. Комментируя использование аудиозаписи телефонного разговора в деле о признании долга супругов общим, высшая судебная инстанция указала, «что запись телефонного разговора произвел один из его участников и касалась она обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, в связи с чем запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется».

Таким образом, если разговор происходит между истцом и ответчиком и посвящен отношениям между ними (например, возврату долга), то его запись, даже сделанная одним из участников тайно, может служить доказательством в суде.

  • Записи/фото с записи – записи с мобильного устройства изображения или видео, показываемого на экране другого мобильного устройства или компьютера.
  • Использование электронной переписки

    Не менее важным доказательством зачастую становится электронная переписка, особенно если взглянуть на то, какой массовый характер она приобрела в последние годы. В настоящее время 90% всех деловых коммуникаций осуществляется через электронную почту и мессенджеры, а бумажный оборот утрачивает свою информационную функцию, оставаясь больше для того, чтобы легализовать правоотношения, уже возникшие между сторонами.

    Что касается сообщений, переданных посредством электронной почты, то таковые могут быть использованы в качестве доказательства в споре в следующих обстоятельствах:

    • если такой способ обмена информацией предусмотрен в договоре между сторонами спора с указанием конкретных «официальных» адресов электронной почты ответственных сотрудников (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 05.08.2014 г. №Ф03-3226/2014 по делу №А73-12821/2013);
    • если переписка осуществлена через почтовые ящики ответственных сотрудников сторон спора, которые можно легко идентифицировать, – например, если претензия была направлена на электронный ящик претензионного отдела ответчика, указанный на официальном сайте (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 02.10.2017 г. №09АП-38096/2017, Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.02.2019 г. №11АП-20826/2018);
    • если содержание переписки полностью согласуется с фактическими обстоятельствами дела – например, если указание на снятие наличных средств со счета совпадает с датой получения денежных средств в банкомате (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 16.03.2016 г.).

    Намного сложнее дело обстоит в случае, если переписка велась через мессенджер. В таком случае стороне, представляющей подобную переписку в качестве доказательства, необходимо представить сведения о регистрации номера телефона, к которому привязан аккаунт в мессенджере, за соответствующим лицом. Такие сведения можно получить только посредством судебного запроса данных у оператора связи.

    Между тем, подобный запрос может не понадобиться в случае, если номер телефона собеседника находится в публичном доступе в Интернете (на сайте компании или государственного органа) и позволяет точно идентифицировать его обладателя (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27.06.2017 г. по делу №А32-7123/2016).

    Важно! В связи с решением о блокировке мессенджера Telegram любая переписка, осуществленная с его помощью, не будет принята судом в качестве доказательства.

    Читайте также  Восточный экспресс банк как связаться со специалистом

    Основным правилом представления суду электронной переписки в качестве доказательства является ее обязательное нотариальное заверение: использование обычных скриншотов и распечаток чревато риском того, что в итоговом решении суд оценит их как недостаточно достоверные. Заверение нотариусом содержания переписки осуществляется посредством его входа в электронный почтовый ящик или кабинет и описания содержания сообщений. По итогу данной процедуры лицу выдается заверенный нотариусом протокол со скриншотами соответствующих сообщений – он и будет считаться достаточным подтверждением достоверности переписки.

    Таким образом, изложенные выше рекомендации можно свести к трем простым правилам:

    1. Обеспечивайте визуальную и техническую доступность цифрового доказательства (стенограммы, временные метки, технические устройства для воспроизведения).
    2. Представляйте цифровое доказательство с подтверждающими его достоверность сведениями (нотариальный протокол, распечатки с сайтов и описание фактических обстоятельств, коррелирующих с содержанием переписки).
    3. Соблюдайте процессуальную форму подачи (аудиовизуальные записи – на оптических дисках, отдельные виды заявлений – только в виде электронных документов, подписанных квалифицированной ЭЦП).

    Источник: статья Анатолия Зазулина, INTELLECT, в газете «Наше право» (№1/2020)

    Доказательство из неизвестного источника

    Давно отвергнутые взгляды на оценку судебных экспертиз как на обязанность судьи следовать за экспертом, «как слепой за своим провожатым», начали проникать в правоприменительную практику, распространяясь все шире и принимая все более опасное для правосудия направление. Естественно, никаких наивных заявлений о том, что экспертиза – это супер-доказательство, оцениваемое по иным, нежели прочие доказательства, правилам, не делается (согласно ч. 2 ст. 17 УПК РФ ни одно из доказательств не обладает для суда заранее установленной силой), однако фактически во многих случаях аргументация суда сводится именно к этому.

    Отказы судов исследовать доводы защиты о том, что видео- или аудиозапись, на основе которой получены заключение и показания экспертов, является, возможно, производным доказательством, источник которого неизвестен, поражают.

    Решений судов, «с порога» отвергающих анализ и критику экспертных заключений, очень много. Заключения по фоноскопическим экспертизам зачастую воспринимаются судами в качестве актов, предрешающих выводы по делу. Суды не проверяют заявления защиты о том, что на экспертизу представлено недопустимое доказательство, не позволяющее установить, содержит ли фонограмма признаки монтажа, копирования или иных изменений, внесенных в процессе звукозаписи или после ее окончания. Приговоры и апелляционные акты содержат «гладкие» фразы о несостоятельности доводов защиты, о том, что выводы экспертов подтверждаются собранными по делу доказательствами, а также другие привычные формулировки, звучащие как мантры, поскольку они не имеют прямого отношения к конкретным аргументам и не пытаются их опровергнуть.

    С момента появления в уголовном процессе цифровой записи у ученых и практиков возникали сомнения в возможности ее использования в качестве доказательства. С тех пор появилось множество научных публикаций, учебных пособий, учебников. Теперь уже никто не сомневается, что цифровая запись может быть доказательством, установление достоверности которого требует в то же время особой процедуры и специальных навыков, обусловленных «особенностями цифровой записи речевого сигнала и расширившимися возможностями фальсификации доказательств, сокрытия следов монтажа и иных изменений первоначального содержания фонограмм» 1 .

    В связи с этим возникают вопросы: должен ли судья, оценивая основанные на электронных доказательствах экспертные заключения, проверять, обеспечивалась ли сохранность цифровой информации до попадания на компьютер и в процессе копирования? Возможно, эксперты, исследующие изготовленную другими лицами копию фонограммы, вправе утверждать об отсутствии вмешательства в оригинальную запись?

    Ответы на эти вопросы содержатся в общей теории доказательств, а также в правовых нормах и подзаконных актах.

    В частности, в Приказе ФСБ России от 23 июня 2011 г. № 277 (ред. от 4 декабря 2017 г.) «Об организации производства судебных экспертиз в экспертных подразделениях органов федеральной службы безопасности» указаны решаемые при производстве фонографических экспертиз типовые задачи, среди которых установление наличия или отсутствия признаков монтажа или иных изменений фонограмм, а также их оригинальности или копирования.

    Исследователи, специализирующиеся на вопросах доказывания с помощью электронных доказательств, подчеркивают: «проверяемость (верифицируемость) является основополагающим свойством доказательства, содержащего электронную информацию» 2 . Суд не вправе при заявлении подсудимого об искажении аудио- и видеозаписи поверить на слово оперативному сотруднику или следователю, равно как и следователь не может в качестве свидетеля дополнить или уточнить составленный им протокол допроса, или оперативный сотрудник, производивший неотложные следственные действия, не может быть допрошен о том, в чем ему признался задержанный. Таким образом, установление первоначального доказательства – цифровой аудио- или видеозаписи – возможно только путем непосредственного исследования этого доказательства или источника и процедуры получения копии.

    Одна из наиболее авторитетных специалистов в области речеведческих экспертиз, профессор Елена Галяшина отметила, что «возможности фоноскопической экспертизы для установления достоверности копий фонограмм, происхождение которых процессуально не установлено, а процедура копирования не документирована, – ограничены. Задача же установления верности копий оригиналам при отсутствии последних становится практически неразрешимой, так как отсутствие на фонограмме-копии признаков монтажа не значит, что указанные признаки отсутствуют на фонограмме-оригинале» 3 .

    Поскольку непосредственно на CD-диск записать переговоры или сделать аудио- или видеозапись невозможно, очевидно, что диск является копией. В случаях, когда защита настаивает на представлении суду оригинальной записи, как правило, выясняется, что диск (или иной носитель информации) изготовлен неизвестным лицом, на неизвестной аппаратуре и часто при неизвестных обстоятельствах. Даже если на представленной следствию и суду копии действительно отсутствуют следы вмешательства, это не позволяет утверждать, что оно не осуществлялось в процессе копирования.

    К положениям приговора, подтверждающим надлежащее удостоверение представленных для фонографического экспертного исследования материалов, нередко добавляются доводы оперативных работников о государственной секретности записывающей аппаратуры и способов перенесения информации на представленные суду носители, что исключает их исследование в заседании.

    Какие доводы может привести адвокат, возражая против подобных обоснований допустимости представленных доказательств?

    Если полученная в ходе ОРМ первоначальная аудио- или видеозапись сделана на устройство, сведения о котором отнесены к государственной тайне, а копия рассекречена, без проверки исходного файла обойтись невозможно, так как с помощью допроса следователя или оперативного сотрудника установить, имело ли место вмешательство в первоначальное доказательство, является ли предоставленная копия модифицированной, полученной при обработке исходного материала и его конвертировании в иной формат, невозможно.

    Нормативная регламентация работы суда с государственными секретами давно и хорошо известна. Средствами обеспечения гостайны в различных видах судопроизводства могут выступать, помимо прочего, проведение закрытого судебного заседания, предупреждение участников процесса о неразглашении гостайны, ставшей им известной в связи с производством по делу, а также уголовная ответственность за ее разглашение. Все указанные механизмы используются на практике, оснований не применять их для исследования законности получения доказательства нет.

    Нежелание судей соблюдать нормативные предписания при исследовании и анализе фоноскопических экспертиз ведет к вынесению неправосудных решений. Не выявленные в заседании ошибки назначения и производства таких экспертиз впоследствии многократно тиражируются. Вступивший в силу приговор позволяет правоприменителям, функционирующим на разных стадиях процесса, снова и снова допускать одни и те же ошибки. Недостаточно компетентные эксперты продолжают игнорировать произвольно сделанные «нарезки» записей, давать заключения об отсутствии модификаций, монтажа, не указывать, что цифровая запись несет следы пребывания на компьютере, а оригинал отсутствует, и т.п. Судьи, изучая опубликованные судебные акты коллег, получают подтверждение правомерности практики воспроизведения в приговорах выводов так называемых «экспертов».

    Но самое страшное, на мой взгляд, – формирование у адвокатов-защитников, приглашающих компетентных специалистов и сталкивающихся не только с эмоциональной недоступностью судей, но и с явно демонстрируемым в заседании и судебных актах нежеланием отступать от линии обвинения, «выученной беспомощности».

    Тем не менее адвокатам есть на что опереться (в частности, на положения УПК РФ, практику ЕСПЧ, связанную с применением правила о недопустимости производных доказательств Hearsay (правовую модель), ведомственные акты, регулирующие производство фоноскопических экспертиз) при обосновании опасности использования без надлежащей проверки непервичных аудио- и видеозаписей, в которых искажения могут быть связаны даже с техническими сбоями, не говоря уже об ошибках и неправомерных действиях. Понятно, что на основе модифицированных фонограмм кроме фоноскопической могут быть проведены другие экспертизы, «плоды» которых также в итоге будут «отравлены». По каждому отдельному делу даже опытным адвокатам зачастую не удается добиться справедливого судебного разбирательства.

    Единственный способ преодоления сложившейся негативной тенденции, как мне представляется, – адвокаты должны объединиться и собрать информацию по рассмотренным делам. Этот массив типичных случаев и судебных решений станет доказательством сложившейся правоприменительной практики. С такими данными можно будет предпринять решительные шаги для изменения подходов – например, направить официальное обращение в Верховный Суд РФ, в РАН с просьбой проверить научность экспертных заключений, в государственные экспертные учреждения – в частности, РФЦСЭ при Минюсте России. Официальные запросы, опирающиеся на подтвержденное использование недопустимых доказательств при постановлении приговоров, источники получения которых не исследованы, информирование об этом общественности – все это способно повлиять на исправление сложившейся ситуации.

    1 Галяшина Е.И. Цифровые фонограммы как доказательства // «Эксперт-криминалист», 2008, № 3. С. 3.

    2 Пастухов П.С. Модернизация уголовно-процессуального доказывания в условиях информационного общества: автореферат дис. . д-ра юрид. наук. М., 2015. С. 12.

    3 Галяшина Е.И. Речеведческие экспертизы в судопроизводстве // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. № 12. С. 15.

    Аудио- и видеозаписи как доказательства в трудовом споре

    В судебном споре все средства доказывания хороши. Основная задача стороны – отстоять свою позицию и добиться, чтобы ее принял суд. Но не каждый аргумент и не каждое доказательство могут считаться допустимым. Разберемся, принимают ли суды аудио- и видеозаписи, которые им представляет сотрудник или работодатель. Узнаем, на каком носителе приобщать их в материалы дела.

    В № 6′ 2018 мы рассказали про то, как суд смотрит на документы в электронном виде в качестве доказательств в трудовых спорах

    Не сложно представить ситуацию, когда сотрудник и работодатель оказались по разные стороны баррикад и дело дошло до суда. Каждый будет пытаться любыми способами доказать свою правоту и убедить судью, что именно он прав в спорной ситуации. И нередко стороны в доказательство неправомерного поведения второй стороны приносят в суд аудио- и видеозаписи. Работодатели устанавливают камеры видеонаблюдения в офисных и рабочих помещениях, а работники, когда дело «пахнет жареным» (конфликтом), не выпускают из рук телефоны, тщательно фиксируя на диктофон все разговоры.

    Читайте также  Замена электросчетчика петроэлектросбыт спб как сделать

    Но судебные органы обязаны руководствоваться не только словами и объяснениями сторон или свидетелей, но и иными доказательствами, которые помогут установить фактические обстоятельства дела. Поэтому необходимо разобраться, будут ли к числу таких доказательств относиться аудио- и видеозаписи. Выясним, какие требования имеются к таким записям, чтобы их можно было предъявить в суд.

    Согласно абз. 1 ч. 1 ст. 55 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее – ГПК РФ), доказательства – это полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов (абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ).

    Читайте статью «Как суды относятся к электронным заявлениям работников» журнала № 7′ 2018

    Таким образом, закон позволяет сторонам конфликта доказывать свою позицию, в том числе с помощью аудио- и видеозаписей. Если сотрудник или работодатель планируют предъявить в суд такую запись, следует заранее уточнить, есть ли в суде возможность прослушивания или просмотра записи. На практике может не оказаться необходимого ноутбука или телевизора. В этом случае стороне желательно самостоятельно позаботиться о предоставлении средства связи.

    Лицо, которое направляет в суд аудио- и (или) видеозапись на электронном или ином носителе, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись (ст. 77 ГПК РФ).

    Суд исключил из состава доказательств представленную аудиозапись переговоров истицы с ответчиком, поскольку не было указано, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись. Доказательств законности получения данной аудиозаписи также не имеется. Таким образом, аудиозапись разговора сторон не отвечала требованиям положений ст. 77 ГПК РФ (апелляционное определение Московского городского суда от 22.08.2016 по делу № 33-29583/2016).

    В другом деле истица пыталась доказать принуждение к увольнению по собственному желанию и просила суд приобщить стенограмму аудиозаписи служебного разговора между ней и руководителем. Суд отказал в ее просьбе и указал, что запись велась с нарушением ст. 23, 24 Конституции РФ, а также ст. 77 ГПК РФ. Видно, что запись не содержит информации, из которой можно было бы установить время, место и условия, при которых она осуществлялась, сведения о выполнявшем ее лице. Кроме того, суд отметил, что для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства, суд самостоятельно определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, оценивает допустимость и относимость представленных доказательств (апелляционное определение Московского городского суда от 30.07.2015 по делу № 33-26927/15).

    Как видите, суд довольно строг в отношении такого рода доказательств. Если во время записи не были соблюдены требования закона к порядку оформления записи, то она может быть исключена из числа доказательств по делу. В этом случае сотрудник или работодатель уже не смогут ссылаться на разговор на пленке.

    Следует обратить внимание на нормы Конституции РФ, на которые в одном из указанных дел ссылался суд. Согласно ч. 2 ст. 23 Конституции РФ, каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. А в ч. 1 ст. 24 Конституции РФ отмечено, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Указанные требования закона защищают граждан от незаконного вторжения в их частную жизнь, обнародования личной переписки и незаконной слежки.

    Давайте разберемся, можно ли установить в офисе организации скрытые камеры видеонаблюдения.

    Если не уведомить сотрудников о том, что за ними ведется видеонаблюдение, это можно считать негласным получением информации. Согласно ч. 6 ст. 6 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – Закон об ОРД), запрещено использование технических средств, предназначенных для негласного получения информации, не уполномоченными на то физическими и юридическими лицами. Такое право предоставляется только оперативным подразделениям госорганов, наделенных полномочиями законом (ст. 1 Закона об ОРД). Компании не относятся к числу лиц, которым разрешается вести скрытое видеонаблюдение. Поэтому слежка за сотрудниками будет вне закона. Записи, полученные подобным образом, нельзя будет использовать в суде в качестве доказательств.

    См. статью «Вводим систему видеонаблюдения на предприятии» журнала № 8′ 2012

    Доказывание в арбитражном процессе

    Санкт-Петербургский Институт адвокатуры – Межрегиональный учебный центр ФПА РФ приглашает принять участие в онлайн-курсе «Доказывание в арбитражном процессе», который состоится 7, 9, 14 и 16 сентября с 11.00 до 13.00 с использованием платформы Zoom. Записаться на семинар можно по ссылке.

    О мероприятии:

    Процесс доказывания в разных процессах и по различным категориям споров сильно отличается. Доказательства в арбитражном процессе обычно собираются участниками спора вне судебной процедуры. Однако и Арбитражный процессуальный кодекс РФ, и суд в процессе правоприменения предъявляют к доказательству множество требований. Особенно это касается электронных доказательств, которые настойчиво проникают в современный судебный процесс.

    На семинаре будет представлен авторский подход к работе с доказательствами в арбитражном процессе, выработанный в результате собственной многолетней судебной практики ведущих тренинга.

    Большое внимание будет уделено стратегии и тактике ведения арбитражного дела, будут анализироваться типичные ошибки участников процесса в сфере судебного доказывания, даны рекомендации по сбору, исследованию доказательств и участию в их оценке судом.

    Семинар будет сопровождаться интерактивными заданиями.

    Программа курса:

    7 сентября 2021 г. (Епатко М.Ю.):

    1. Понятие судебного доказывания. Что может являться судебным доказательством.

    2. Проблема отождествления (верификации) судебного доказательства.

    3. Законный источник получения доказательственной информации. Проблема доказательства, полученного с нарушением федерального закона.

    4. Средства доказывания по АПК РФ. Что такое «режим исследования доказательств».

    5. Что такое доказательственные факты.

    6. Чем отличается доказательство от аргумента.

    7. Форма и содержание судебного доказательства.

    8. Процессуальные требования к форме доказательства – допустимость и подлинность.

    9. Процессуальные требования к содержанию доказательства – относимость и достоверность.

    10. Классификации средств доказывания и их практическое значение.

    11. Этапы судебного доказывания.

    12. Кто и как формирует предмет доказывания. Когда изменяется предмет доказывания.

    13. Как распределяется бремя доказывания. Состязательность: как распределяется риск недоказанности спорных обстоятельств.

    14. Проблема заблаговременного раскрытия доказательств. Последствия нарушения обязанности раскрыть доказательства.

    15. Истребование доказательств. Можно ли истребовать доказательства у процессуального оппонента.

    9 сентября 2021 г. (Никитина Ю.В.):

    16. Работа с доказательствами до возбуждения дела в суде: собирание, истребование, обеспечение доказательств.

    17. Можно ли обеспечивать доказательства в нотариальном порядке при наличии уже возбужденного судебного спора.

    18. Что означает принцип общности доказательств. Вправе ли сторона забрать обратно из материалов дела ранее представленное ею доказательство.

    19. Чем отличается заявление о фальсификации (подлоге) судебного доказательства от заявления о его недостоверности.

    20. Как суд проверяет заявление о фальсификации доказательства.

    21. Работа с доказательствами на стадии подготовки дела к судебному разбирательству и во время судебного разбирательства.

    22. Экспертное заключение как особое доказательство. Эксперт и специалист – сходство и различие в процессуальном статусе.

    23. Требования к фигуре судебного эксперта. Какие факторы влияют на выбор экспертной организации. Как отвести судебного эксперта и экспертную организацию.

    24. Виды судебных экспертиз. Комплексные и комиссионные экспертизы. Дополнительные и повторные экспертизы.

    25. Случаи обязательного проведения экспертизы. Когда суд вправе провести экспертизу по собственной инициативе.

    26. Процессуальные права сторон при назначении и проведении судебной экспертизы. Постановка вопросов перед экспертами, сбор документов для проведения судебной экспертизы.

    27. Что делать, если сторона уклоняется от проведения судебной экспертизы. Формы уклонения и процессуальные последствия.

    28. Способы оспаривания заключения судебного эксперта.

    29. Как допросить судебного эксперта. Кто должен проводить допрос.

    30. Доказательственное значение внесудебного заключения эксперта (специалиста).

    14 сентября 2021 г. (Никитина Ю.В.):

    31. Доказательственное значение акта сверки взаимных расчетов.

    32. Как работать с письменными доказательствами.

    33. Электронные доказательства, виды электронных доказательств, как их получить. Что надо заранее предусмотреть в договоре.

    34. Какие меры нужно предпринять, чтобы электронное доказательство было принято и приобщено. Какие факты помогут доказать электронные доказательства.

    35. Как приобщать к материалам дела электронную переписку. Достаточно ли представить скриншот переписки.

    36. Как приобщать к материалам дела переписку в мессенджерах.

    37. Как использовать информацию из социальных сетей.

    38. Представление доказательств посредством использования автоматизированных систем.

    39. Как проверить заявление о фальсификации электронного доказательства.

    40. Как правильно собрать и приобщить материалы аудио и видеозаписей.

    41. Об использовании свидетельских показаний в арбитражном процессе. Что такое «свидетельский иммунитет».

    42. О допросе свидетелей и приобщении протокола допроса свидетеля, заверенного в нотариальном порядке (аффидевит). Что должно быть указано в протоколе. Кто проводит допрос.

    43. Что такое «необходимые доказательства».

    44. О видах злоупотреблений в процессе доказывания.

    45. Способы противостоять недобросовестному поведению процессуального оппонента в процессе доказывания.

    16 сентября 2021 г. (Епатко М.Ю.):

    46. Обстоятельства, не подлежащие доказыванию.

    47. Как доказать отрицательный факт.

    48. Доказательственные презумпции, их виды. О фактических презумпциях.

    49. Квалифицированные доказательства (доказательства с предустановленной силой). Можно ли оспорить квалифицированное доказательство.

    50. Признание фактов как основание освобождения от доказывания. Виды признания.

    Читайте также  Дистанционное мошенничество как новый вид преступления

    51. Значение досудебного признания фактических обстоятельств.

    52. Доказательственное значение «неоспаривания фактов» в арбитражном процессе. На всех ли участников спора распространяется «пассивное признание» по ч. 3.1. ст. 70 АПК РФ.

    53. Можно ли отозвать ранее сделанное в суде признание и как оценить такое поведение.

    54. Преюдиция как доказательственный механизм: чем она отличается от общеобязательности вступивших в законную силу судебных актов.

    55. На каких лиц распространяется преюдиция: субъективные и объективные пределы преюдиции.

    56. Преюдицируются только факты, установленные судом, или также их правовая оценка.

    57. Преюдицируются ли факты, установленные судом вследствие признания (неоспаривания) их оппонентом, в том числе в случае неявки в суд другой стороны.

    58. «Перекрестная» преюдиция в арбитражном и уголовном процессе.

    59. Стандарты доказывания в арбитражном процессе по разным категориям споров. Что такое повышенный или пониженный стандарт доказывания и для каких видов споров они применимы.

    60. Что такое принцип «свободной оценки доказательств» судом. Есть ли внешние ограничения у «внутреннего убеждения» судьи.

    Повышение квалификации:

    после окончания семинара сертификат будет выслан на электронный адрес, указанный при регистрации на мероприятие;

    для адвокатов других регионов: сертификат, выданный Санкт-Петербургским Институтом адвокатуры, подтверждает исполнение требований Стандарта профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов, признается соответствующими адвокатскими палатами субъектов Российской Федерации и засчитывается в систему повышения квалификации в соответствии с количеством часов прослушанных занятий.

    Стоимость: 6 000 рублей.

    Записаться на семинар и оплатить участие в нем можно на сайте Института адвокатуры.

    Важная информация:

    1. После регистрации и оплаты ссылку для участия вы получите на почту вечером накануне семинара.

    2. Если вы не смогли участвовать онлайн или хотите еще раз посмотреть семинар – мы пришлем всем доступ к видеозаписи вебинара 20 сентября 2021 г. Он будет открыт до 27 сентября 2021 г.

    3. Если вы адвокат, при регистрации обязательно укажите свой регистрационный номер с кодом региона, например, «78/0000».

    4. Адвокатам присваивается 14 академических часов повышения квалификации.

    5. Для выставления счета юридическому лицу направьте нам банковские реквизиты на е-мail: institut@apspb.ru. Не забудьте указать название курса, на который вы хотите попасть.

    За получением дополнительной информации обращайтесь по номеру WhatsApp +79215702269.

    Видеозапись как доказательство в суде

    Наличие недорогих и компактных современных видеокамер позволило видеозаписи проникнуть в нашу жизнь практически повсеместно: теперь вести видеосъемку какого-либо события могут даже обладатели сотовых телефонов, а право устанавливать камеры видеонаблюдения имеют не только официальные структуры, но и коммерческие и частные лица.

    Использование судом видеозаписей в качестве доказательств регламентируется процессуальным законодательством (ст. 55 ГПК РФ, ст. 64 АПК РФ, ст. 26.7 КоАП РФ, ст. 84 УПК РФ). Предъявление видеозаписи допустимо и непосредственно в ходе судебного заседания (в этом случае факт ее исследования будет занесен секретарем в протокол). Как и любые другие, эти доказательства должны быть относимыми (то есть имеющими значение для рассмотрения и разрешения дела) и допустимыми (то есть полученными с учетом требований законодательства). Необходимо помнить, что не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

    Закон выдвигает следующие требования к видеозаписям:

    1. Лицо, представляющее доказательство или ходатайствующее о его истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (ст. 77 ГПК РФ), в противном случае суд может отказать в приобщении доказательства к материалам дела (см., например, определение судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 29 ноября 2003 г. № 49-Г03-139). Факт проведения видеосъемки может быть подтвержден и показаниями свидетелей о времени, месте и авторе.
    2. Носители аудио- и видеозаписей хранятся в суде ( ст. 78 ГПК РФ, ст. 89 АПК РФ). Заверение содержания копии видеозаписи у нотариуса не рекомендуется. Если носителем информации является карта памяти, то достаточно изъять только ее. Если запись ведется на встроенную память, то видеорегистратор является носителем информации и подлежит изъятию.
    3. В большинстве случаев копии видеозаписи, полученной путем переноса файла с одного носителя информации на другой, вполне достаточно в качестве доказательства (копия, полученная иными способами, например, посредством перезаписи, с меньшей вероятностью может являться надлежащим доказательством).

    Нередко суды принимают в качестве доказательств не только копии видеозаписей, но и фотографии с камеры видеонаблюдения (см., например, решение Мосгорсуда от 22 июня 2012 г. № 7-1167). Признать видеозапись в качестве доказательства помогут специалисты юридических фирм, таких как юристы Сочи.

    Запись автомобильного видеорегистратора

    Главной задачей видеорегистратора в ДТП является запись объективной реальности, что значительно упрощает разрешение конфликтных ситуаций. Именно поэтому видео ДТП, отснятое очевидцами, препятствует сокрытию информации и помогает расследовать дорожно-транспортные происшествия.

    КоАП РФ содержит общие положения о возможности использования документов в качестве доказательств при административном судопроизводстве, при этом документом могут стать и фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи (ст. 26.7 КоАП РФ). Фото- и видеоматериалы, а также иные носители информации должны быть приняты к рассмотрению судом в качестве доказательств по делу об административном правонарушении (Федеральный закон от 26.04.2016 N 114-ФЗ).

    Видеозапись, на которой различимы персональные данные (например, изображение сотрудника ГИБДД, его нагрудный знак и т.д.), можно использовать в суде в качестве доказательства. Однако распространение такой записи через Интернет является нарушением гражданского законодательства и может повлечь гражданско-правовую ответственность.

    Суд может отказать в приобщении записи видеорегистратора к делу, но, как правило, по объективным основаниям (например, если видео заканчивается раньше имеющего значение для судебного разбирательства события). Если же отказ судьи был необоснованным, есть шанс его обжалования в вышестоящей судебной инстанции (решение Верховного суда Республики Карелия от 21 июня 2013 г. по делу № 21-117/2013).

    Запись камеры наружного или внутреннего наблюдения

    Во многих российских регионах и городах камерами наружного наблюдения были оснащены места массового скопления людей, что позволяет значительно снизить количество совершаемых правонарушений. Такие записи могут использоваться как следственными органами, так и судами.

    Камеры наружного и внутреннего наблюдения устанавливаются как на зданиях органов государственной власти, так и в иных местах (школах, банкоматах, вокзалах, аэропортах и т.д.).

    Поскольку организация видеонаблюдения в общественных местах лежит на государственных органах, властях региона и муниципалитетов, простому гражданину можно получить запись только через официальный запрос в государственный или муниципальный орган (например, в полицию), который, в свою очередь, направит письменное заявление в центр хранения записей с камер. При этом следует помнить, что срок хранения видео на видеорегистраторе (или в архиве) может истечь, и оно автоматически удаляется.

    При ведении видеонаблюдения частным лицом необходимо помнить требования ст. 152.1 ГК РФ, согласно которой обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе видеозаписи) допускаются только с согласия этого гражданина. Исключение составляют случаи видеозаписи в местах, открытых для свободного посещения (ими могут быть двор, подъезд, лестничная площадка и т.д.), или на публичных мероприятиях.

    Помните, что уголовный закон предусматривает ответственность за незаконные производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (ст. 138.1 УК РФ). Под такими техническими средствами понимаются видеокамеры, закамуфлированные под бытовые предметы, работающие при низкой освещенности, а также передающие изображение по кабельным, радио- и оптическим линиям связи. Иными словами, практически все камеры наружного и внутреннего наблюдения.

    Однако уголовная ответственность установлена только за незаконные приобретение или сбыт специальной техники. Поэтому приобретать видеокамеру необходимо у имеющего соответствующую лицензию продавца

    Установка камер на придомовой территории должна быть оформлена протоколом общего собрания собственников помещений в доме, поскольку система видеонаблюдения будет признаваться общим имуществом в многоквартирном доме (пп. «д» п. 2 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утв. постановлением Правительства РФ от 13 августа 2006 г. № 491). В протоколе должен быть отражен не только факт согласия собственников на оснащение подъездов и придомовой территории системой видеонаблюдения, но и срок хранения полученных видеозаписей и порядок доступа.

    Желающим установить камеру над своей квартирой без проведения общего собрания (либо если согласие всех членов собрания на оборудование подъездов видеокомплексом не было достигнуто), придется сложнее. В некоторых случаях, если дело доходит до судебного разбирательства, суды указывают, что лестничные площадки являются общим имуществом в многоквартирном доме, и собственники помещений владеют и пользуются таким имуществом совместно (ч. 2 ст. 36 ЖК РФ). Следовательно, заключают суды, необходимо получить согласие жильцов на использование общедомового имущества, в том числе для размещения на нем камер видеонаблюдения (определение Нижегородского областного суда от 24 июля 2012 г. по делу № 33-5373, апелляционное определение Мосгорсуда от 16 ноября 2012 г. № 11-23886/12). Правда, суд может и не признать такие действия использованием общего имущества и расценить их как не запрещенную законом защиту своего имущества (апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 5 июня 2012 г. по делу № 33-10078-12).

    В любом случае камеру следует установить таким образом, чтобы она не могла запечатлеть обстановку соседней квартиры (иначе это может быть расценено как посягательство на личную жизнь), а также разместить предупреждающую табличку.

    Надеюсь, что изложенный выше материал не только поможет вам использовать видео дтп для доказывания своей правоты при досудебном урегулировании, но и доказать свою правоту в суде. При размещении камер видеонаблюдения на придомовой территории, а также в подъездах, не забывайте про требования гражданского и жилищного законодательства.

    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: